Арейон — быстроногий говорящий конь из мифов Древней Греции

Арейон быстроногий говорящий конь из мифов Древней Греции

Миф о Трое

Троянский царевич Парис влюбился в прекрасную Елену – жену спартанского царя Менелая. Ему удалось уговорить красавицу на побег и воспользовавшись отсутствием Менелая, влюбленная пара отплыла в Трою. Оскорбленный Менелай вместе со своим братом Агамемноном, собрав огромное войско, поспешил за беглецами.

Десять лет длилась кровопролитная война между спартанцами и троянцами. Великие воины сошлись в битве, их имена навсегда вошли в историю – Аххилес, Гектор, Патрокл и др.

Изображение троянского коня

Крепкие стены города были неприступны для греков. Тогда Одиссей, царь Итаки, придумал одну хитрость – соорудить огромную статую коня, полую внутри, в которую заберутся воины. Но как заставить троянцев протащить статую через неприступные стены города? И это предусмотрел хитрый грек.

Падение Трои

Утром, троянцы обнаружили у стен города огромную статую коня с надписью, гласившую, что сей конь построен в честь богини Афины и пока он будет стоять, греки на троянцев не нападут. Сами же греки сняли свой лагерь и отправили корабли домой. В этом троянцев смог убедить двоюродный брат Одиссея Синон, якобы перешедший на их сторону.

Тем не менее, вокруг коня споры не утихали, Кассандра заявила, что в статуе коня воины, но ей не поверили. Жрец Лаоокон бросил в статую копье, воскликнув «Бойтесь данайцев, дары приносящих». Однако позже, по легенде, он и его два сына оказались задушенными морскими змеями, что стало знаком троянцев втащить таки статую в город.

Жители города закатили пир в честь окончания войны, многочисленная охрана также поддалась празднику. Поэтому выбравшиеся из статуи греки беспрепятственно смогли открыть ворота города и впустить армию соотечественников. Елену вернули мужу, а город был сожжен дотла.

Существует много постановок о Троянской войне. Самой последней экранизацией является фильм «Троя», снятый в 2004 году американским режиссером Вольфангом Петерсеном. Герои «Илиады» вновь сойдутся в смертельной схватке, а древние события заиграют новыми красками. Но то, что эта экранизация последняя, вовсе не значит, что остальные значительно хуже. Например, в фильме “Элен Троянская” сцена с конём тоже очень впечатляющая.

Не глядя на то, правда или вымысел в «Илиаде» Гомера, поэма прекрасна и поучительна. Она дала пищу режиссерам всего мира и пищу для размышлений многим военным стратегам. Так, во времена Второй Мировой войны советские солдаты неоднократно использовали похожую тактику.

А был ли конь?

О существовании Троянского коня и месте нахождении Трои историки спорят по сей день.

В своей книге «Описание Греции» римский ученый и путешественник Павсаний, живший примерно во II веке н.э., пишет, что Конь существовал, однако это была не статуя, а таран, отбитый троянцами у греков. Троянцы увезли его в город, дабы греки не рушили стены города, однако горожане в суматохе не заметили спрятавшихся воинов.

Существует также иная версия. В то далекое время о гребцах, находящихся в трюме корабля говорилось, что им тяжело, как в брюхе у лошади. Не исключено, что «конем» Гомер назвал корабль, в котором затаились воины Одиссея.

Если верить описаниям Гомера, Троянский Конь был шириной около 3-х метров и высотой 7,6 метров. Построенная по описанию в наши дни модель весила примерно две тонны, вместить она могла не больше двадцати мужчин среднего телосложения.

Для того чтобы затащить эту конструкцию понадобилось бы сорок человек и на подготовительные работы ушло бы несколько дней, так что воинам, спрятавшимся в коне пришлось бы совсем не сладко.

О догадках ученых, новых исследованиях в области изучения Троянской войны телеканал National Geographic в 2011 году снял фильм, в котором историки и археологи попробуют разобраться где находилась Троя? Существовал ли Троянский Конь? И, наконец, существовала ли Прекрасная Елена?

Древнегреческие мифы глазами биолога

Коровы и быки. Одна из самых известных коров – та, в которую была превращена возлюбленная Зевса Ио. Сам же громовержец превратился в роскошного быка, когда захотел похитить прекрасную Европу, дочь Агенора. Она родила Миноса, Радаманта и Сарпедона. Отсюда пошла знаменитая пословица «Quod licet Jovi, non licet bovi» – «Что позволено Юпитеру, не позволено быку».

Минотавр

С быками у Миноса, ставшего царем Крита, связаны не совсем приятные ассоциации. Однажды он попросил Посейдона прислать ему жертвенное животное, но появившийся из моря великолепный белоснежный бык понравился царю, и он отправил его пастись в свои стада. За это морской владыка сделал так, что Пасифая, жена Миноса, без ума влюбилась в быка. От этой страсти родился Минотавр – человек с бычьей головой. Неизвестно, тот ли это был бык, но вообще-то пятый подвиг Геракла заключался в поимке Критского быка, разорявшего окрестности и изрыгавшего пламя.

Бык из стада царя Приама был назначен в подарок победителю соревнований. Но получилось так, что его выиграл Парис, родной сын царя Трои, – пастух стада, в котором бык и вырос.

Огнедышащих и медноногих быков, сотворенных Гефестом, должен был запрячь Ясон, чтобы вспахать поле и засеять его зубами дракона.

Тесей выволакивает убитого Минотавра из лабиринта

С коровами связан десятый подвиг Геракла. Герой должен был похитить стадо великана Гериона, причем именно украсть, а не купить или выпросить. Для Гериона это закончилось печально, как и для его двухголового пса Орфа.

Зевс в образе белого быка, похищающий Европу

Коров из стада титана Гипериона, вопреки приказу Одиссея, зарезали его голодные спутники. После этого их корабль затонул, а спасся лишь хитроумный сын Лаэрта. А коров из стада Аполлона похитил малыш Гермес, привязав к их хвостам ветки, чтобы замести следы.

Читайте также:
Третий глаз — картинки помогут в его раскрытии

Согласно предсказанию прорицателей, город нужно было строить там, где ляжет обессиленная корова. Именно в этих местах были построены Троя (Илион) и стовратные Фивы.

Тесей убивает Минотавра

Примечательно, однако, что при таком близком знакомстве с коровами древние греки не умели делать сливочное масло, а если и умели, то не использовали его. Жаль, а то, по некоторым данным, на островах были такие великолепные пастбища, что у коров Гериона, например, молоко при скисании не давало сыворотки – лишь один жирный творог.

Ио «странствующая», возлюбленная Зевса (с картины П.Рубенса)

Лани. Артемида, богиня охоты, очень любила это животное. Наверное поэтому она разъезжала на колеснице, запряженной ланями. Этим животным она заменила дочь Агамемнона Ифигению, которую необходимо было принести в жертву для успешного похода на Трою. В лань превращалась и сама Артемида, например, когда ею пытались овладеть братья От и Эфиальт. По предсказанию, они не могли погибнуть ни от рук богов, ни от рук смертных. Став белоснежным животным, Артемида пронеслась между ними – и братья, пытаясь показать свое охотничье мастерство, сами пронзили друг друга копьями.

Артемида с ланью (статуя Леохара)

Лань вскормила Телефа, брошенного сына Авги и Геракла. Геракл же отличился еще и тем, что добыл знаменитую Керинейскую лань (третий подвиг), у которой были золотые рога и медные ноги. Герой носился за ней по всей Европе, а когда это ему надоело, точным выстрелом из лука пригвоздил ее к дереву, причем стрела прошла между костью и сухожилием ног так, что не пролилось ни капли крови. За это ему чуть не попало от богини, но он свалил всю вину на Эврисфея, приказавшего поймать животное.

Олени. Именно они были изображены на короне Немезиды – богини возмездия.
Охотник Актеон случайно увидел купающуюся Артемиду и был превращен ею в оленя, которого тут же разорвали его собственные собаки.

Артемида, убивающая Актеона

Другого великолепного оленя, кстати, своего собственного любимца, случайно убил Кипарис, друг Аполлона. Горе юноши было так велико, что бог превратил его в вечно скорбное в своей красоте дерево.

Свиньи и кабаны. Как следует понимать, они отличаются друг от друга тем, что кто-то одомашнен, а кто-то дикий. А может и так: один добрый, а другой – нет. В общем, следите за логикой изложения.
По одной из версий, маленького Зевса вскормили не только Мелисса и Амалфея, но и свинья, которая к тому же и катала его на спине.
В свиней волшебница Кирка превратила и спутников Одиссея, напоив их зельем. (Сам же хитрый Одиссей успел принять противосвиной антидот.)
Кроммионская свинья была сущим проклятием для местных жителей, разоряя их поля и пугая стариков, пока в дело не вмешался Тесей. Говорят, эта свинья была еще одним порождением Тифона и Ехидны, а следовательно, сестрой Кербера, Гидры, Химеры.
Калидонский вепрь (кабан) был послан Артемидой разорить поля Ойнея, за то, что тот позабыл принести ей жертву наравне с другими одиннадцатью богами Олимпа. Охота на этого зверя прославила Мелеагра, Атланту, Теламона, Ясона, Тесея, Диоскуров и других героев.

Бронзовая фигурка вепря

Поимка живьем Эриманфского вепря – четвертый подвиг Геракла. Герой загнал огромного и свирепого зверя в глубокий снег и скрутил его.
Другой вепрь убил аргонавта Идмона, прорицателя, когда он с командой готовился покинуть гостеприимного царя Лика. Кабан задрал и аргонавта Анкея, кормчего «Арго», но уже по возвращении из путешествия домой.
В подобной ситуации Одиссей отделался глубоким шрамом на бедре. (Именно по шраму его и узнали, когда герой возвратился домой после долгой дороги из Трои.) Но ничто не могло спасти бедного Адониса, возлюбленного Афродиты, ведь в образе вепря был сам Арес, ревнивый и свирепый бог войны.

Отряд Непарнокопытные

Осел. Как известно, на Олимпе непорочных богинь можно было пересчитать по пальцам одной руки. К ним относились Артемида, Афина и Гестия. На честь последней покушался козлоногий Пан, но в самый ответственный момент закричал осел и поднял тревогу.
Ослиными ушами был «награжден» царь Мидас, когда не согласился с решением судьи Тмола присудить победу Аполлону в его состязании с Марсием в игре на музыкальных инструментах.
Надо заметить, что греки ценили в ослах не только прекрасные ходовые качества, совершенно неоценимые в сильно гористой местности Эллады, но и их вкусное мясо, питательное и лечебное молоко.

Кони и лошади. Можно подумать, что царь Авгий содержал именно коней, коль скоро Геракл, совершая свой пятый подвиг, вычистил от навоза его конюшни. На самом же деле, кроме табунов Авгий содержал множество отборных стад и отар. А вообще-то табунами славились многие цари, боги и герои Древней Греции.
Главк, сын Сизифа, например, запретил покрывать своих кобылиц, надеясь улучшить их скаковые качества. Этим он обидел Афродиту, выступавшую против сексуальной дискриминации в том числе животных. В результате кобылицы взбесились и разбили колесницу царя вместе с ним самим.

Колесница Гелиоса (с кортины Н.Пуссена)

Знаменитые лошади царя Эномая никогда не приходили к финишу вторыми, ведь они были зачаты от северного ветра Борея и даже получили собственные имена, запечатленные в мифах – Псилла и Гарпина. Отважный герой Пелоп, чтобы победить Эномая, пошел на хитрость, подговорив Миртила, возничего царя, повредить его повозку. Это стоило царю жизни.
Из-за бессмертных кобылиц Лаомедонта, царя Трои, Геракл согласился избавить Илион от ужасного морского чудовища. Но царь обманул сына Зевса, за что тот, возвратившись с войском, взял Трою приступом и убил клятвопреступника со всей его семьей (кроме Подарка, переименованного в Приама, ставшего впоследствии отцом Гектора, Париса, Кассандры и т.д.).
Согласно предсказанию, в Троянской войне город мог пасть только в том случае, если: а) в кампании будет участвовать Ахилл (его хитростью привлек к делу Одиссей); б) будут использованы стрелы Геракла, которыми по наследству владел Филоктет (ими лучник убил Париса); в) из города будет унесено изваяние Афины (его потом украл Одиссей); г) наконец, если кони царя Реса, союзника троянцев, никогда не напьются воды из реки Скамандр (этих коней похитили Одиссей и Диомед). И как тут не вспомнить еще и деревянного Троянского коня, спрятавшего в своем нутре отряд греков.
Кони послужили причиной гибели других персонажей мифов. Вероломного царя Ликурга, проклятого Дионисом, собственные подданные привязали к лошадям и разорвали на части. Знаменитые кони Диомеда, сына Ареса, – Подагр, Лампон, Ксанфи Дин – были выкормлены мясом и кровью чужеземцев. Восьмой подвиг Геракла как раз и заключался в их поимке. К сожалению, пока герой бился с Диомедом, кони-людоеды съели друга Геракла, Абдера.
Жеребцы Ламп и Фаэтон (из четверки крылатых коней они, видимо, были самыми ретивыми), запряженные в колесницу Гелиоса, не послушались неверной руки сына бога солнца, Фаэтона, и понесли. Зевс вынужден был убить перуном горе-возничего, чтобы не вызвать пожара на всей планете.

Читайте также:
Виды маятников — как сделать маятник для биолокации своими руками

Среди прочих коней следует отметить крылатого Пегаса, вылетевшего из тела Медузы Горгоны после обезглавливания ее Персеем. Этого животного оседлал Беллерофонт, чтобы победить Химеру. Но потом герой очень возгордился, решил взлететь на Олимп, был сброшен Пегасом на землю и лишился разума.

Крылатый конь Пегас

Кобылицы вскормили в разное время Гиппофоя и Пелия.
Дикий конь Арейон был зачат Посейдоном и Деметрой, когда последняя пыталась в лошадином обличии укрыться в табуне от назойливого ухажора. Этого коня однажды позаимствовал для военного похода Геракл, хотя вообще-то он любил сражаться пешим.
Сам Посейдон славился своими жеребцами. Хотя на многих картинах в его колеснице изображены не кони, а гиппокампы – гибрид жеребца со змеем.
Чтобы клятва была более весомая, боги клялись над водами реки Стикс. Люди же для этого становились на куски лошадиного мяса. Именно так Одиссей надоумил поступить царя Тиндарея, отца Елены Прекрасной, чтобы претенденты в зятья не ополчились против единственного ее избранника.

Отряд Китообразные

Дельфины. Наряду с голубем и орлом дельфин был посланцем богов. Когда один из дельфинов убедил нереиду Амфитриту стать женой Посейдона, морской владыка в благодарность поместил животное на небо в одноименное созвездие. Дельфины были запряжены в колесницу другой нереиды, Фетиды, матери Ахилла. Наконец, дельфины, пораженные звучанием лиры Ариона, не дали ему утонуть, когда певца выбросили за борт какие-то негодяи. Потому-то дельфин олицетворял бескорыстную любовь к человеку, был символом дружбы.

Изображение дельфина на древнегреческой монете

Что касается других китообразных, то о них мы находим лишь намеки. Кето – морское чудовище, акула, кит, кашалот, тюлень и другие ужасы, дочь Понта и Геи, ассоциируется скорее с крупным водным зверем, а не с акулой. Похоже, что этим чудовищам приписывались различные отрицательные черты. Одного из них убил Персей, освобождая Андромеду, другого – Геракл, защищая Гесиону. Причем, как утверждают, Геракл кинулся чудовищу в пасть и пробыл там трое суток, вспарывая внутренности, после чего благополучно вышел на свет, потеряв лишь всю свою шевелюру. Ситуация, очень сходная с той, в которой очутился библейский праведник Иона, также проглоченный и извергнутый каким-то крупным водным животным.

Отряд Ластоногие

Тюлени. Некто Фок был сыном нереиды Псаматы, которая, не сумев уйти от обьятий Эака, превратилась в тюленя. Самого же Фока убили Теламон и Пелий. Герой Тесей, убивший Минотавра, замешан в одном постыдном для него деле. Поверив лживому доносу, он проклял своего незаконнорожденного сына Ипполита и стал молить Посейдона о его гибели. Из моря вышел огромный тюлень, который так испугал лошадей Ипполита, что они понесли – и сын разбился.

Отряд Хищные

Собаки. Когда пьяные пастухи убили Икария, думая, что он решил их отравить новым напитком – вином, и тайком закопали тело, захоронение нашла его собака Мера. Бедное животное издохло у хозяина на могиле, а его дочь Эригона повесилась на ближайшем дереве. За это Меру, Икария и Эригону поместили на небо (созвездие Малого Пса, Волопаса и Девы). Аргус, собака Одиссея, ждал хозяина все годы его скитаний и околел, последний раз увидев его по возвращении. То, что еще в древности собаки ценились очень высоко, говорит следующий факт. Ойон, друг Геракла, гулял по улицам Спарты, когда на него набросилась огромная молосская собака. Защищаясь, Ойон кинул в нее камнем, за что был избит палками хозяевами пса. Попало и Гераклу, пришедшему на помощь (это один из немногих случаев, когда герой вынужден был спасаться бегством). Через некоторое время, придя с войском, он сурово наказал обидчиков.
Собакой был выкормлен Нелей, брат Пелия, впитавший вместе с молоком дикий нрав. Между тем, Асклепия, бога врачевания, сына Аполлона, тоже вскормили по очереди коза и собака. Золотой пес, изготовленный Гефестом для Реи, был украден Пандареем и передан Танталу. Однако, тот был не меньший жулик и стал все отрицать, поклявшись именем Зевса не только перед Пандареем, но и перед Гермесом. За это кроме «танталовых мук» в преисподней ему были добавлены муки иного рода: огромный камень нависал над головой, грозя вот-вот сорваться и раздавить клятвопреступника.
Курьезный случай произошел с другим псом, Лайлапом, подаренным сначала Миносу, а потом Прокриде, жене Кефала. Лайлап не упускал никакую добычу. Когда он охотился на бессмертную Тевмесскую лисицу, которую тоже по определению никто не мог поймать, возникла тупиковая ситуация. Зевс тогда со злости превратил обоих в камень.
Но не все собаки были друзьями человека. Страшный стикийские собаки (с берегов реки Стикс) сопровождали богиню колдовства Гекату. Исчадиями ада были трехголовый Кербер и двухголовый Орф. Первого Геракл поймал живьем.
Интересно, что еще со времен античности до нас дошло название 183 различных пород собак. Среди них были поводыри слепых, сторожевые и даже боевые собаки, которые использовались, например, в Марафонской битве.

Читайте также:
Экстрасенс Артём Верховцев в шоу «Битва Экстрасенсов»

Волки. Великий потоп, описанный в Библии, согласно греческим мифам, был вызван разгневанным Зевсом после того как царь Ликаон пытался накормить бога супом из потрохов собственного сына. Как мы знаем, Ликаона и его оставшихся сыновей превратили в волков, это проклятое место назвали Трапезунд, а от потопа спаслись лишь некоторые, в частности, Девкалион и Пирра. Сами же волки мало того, что не утонули, но еще своим воем побудили жителей Парнаса отправиться на гору, где впоследствии был построен город Ликорея. Огромный волк был послан нереидой Псаматой, чтобы отомстить за смерть ее сына Фока. Но зверь попытался загрызть Пелея и был превращен его женой Фетидой в камень.

Медведи. Самая известная медведица – превращенная в зверя Каллисто, возлюбленная Зевса. Теперь уже не Гера, а Артемида решила затравить ее собаками, от чего беднягу спасло только превращение в созвездие Большой Медведицы. Медведица же вскормила Атланту, отличившуюся в охоте на Калидонского вепря, а также и Париса, укравшего Елену Прекрасную. Медведя и льва предстояло запрячь в одну колесницу царю Адмету – только в этом случае он мог получить в жены красавицу Алкестиду, дочь Пелия.

Львы. Вышеупомянутая Атланта вместе со своим возлюбленным Меланионом были превращены в льва и львицу. Это была месть Аполлона за осквернение ими его святилища – по представлениям древних, львы никогда не спариваются со львами, а только с леопардами, поэтому они лишены радости любить друг друга. В льва любил превращаться Дионис, например, когда наказывал пиратов. Львиным молоком вскормили бога любви, младенца Эрота. А львиным мясом питался великан Антей, сын Геи, от которой он и получал силы.
Изображение Геракла было бы неполным без львиной шкуры, которая составляла его одежду и одновременно – защиту. Но что это был за лев? Согласно одному мифу, сначала герой, еще будучи восемнадцатилетним пастухом, убил Киферонского льва. Но, скорее всего, эта шкура не обладала такими выдающимися свойствами, как шкура Немейского льва (первый подвиг). Поскольку этот лев был порождением чудовищ Орфа и Ехидны, ему не могли причинить вреда ни стрелы, ни меч, ни копье. Пришлось задушить его голыми руками. Говорят, он откусил Гераклу большой палец на ноге, а шкуру зверя герой снял, используя его же собственные когти, острые, как бритва. Похоже, именно Немейский лев был помещен на небо в одноименном созвездии.
Лев был символом Фив, как вепрь – Калидона. Троица «лев, бык и змей» символизировала также трехсезонный год.

Рысь. Царь скифов Линх задумал убить Триптолема, который по воле Деметры учил всех людей земледелию. Но богиня не допустила этого, превратив Линха в рысь.

Фразеологизмы из мифов

Хотя мы живем в 21 веке, фразеологизмы из мифов продолжают оказывать огромное влияние на нашу культуру и язык, добавляя речи красочности, стимулируя воображение, заставляя творческих людей снимать исторические картины, писать книги — вспомнить хотя бы 13 подвиг Геракла. То, что эти выражения актуальны по сей день, вероятно, связано с тем, что они кратко и очень емко описывают саму суть человеческого существования. В нашей подборке, тянущейся из глубины веков, вы найдете крылатые фразы для того, чтобы тонко уколоть собеседника в споре, добавить изюминки школьному сочинению, сделать кому-то изысканный комплимент. Учитесь говорить красиво вместе с Хобобо!

Фразеологизмы из мифов Древней Греции

Сизифов труд – бесполезные, но повторяющиеся усилия (отсылка к легенде о Сизифе).

Ящик Пандоры — источник бед и проблем.

Объятия Морфея – сон со сновидениями.

Петь дифирамбы — восхвалять, превозносить кого-то.

Титанический труд – работа, требующая грандиозный усилий.

Десятая муза – новая область искусства.

Кануть в Лету – бесследно исчезнуть.

Панический страх – внезапный беспричинный страх.

Драконовы законы – суровые законы.

Богат как Крез – сказочно богат.

Геростратова слава — слава, добытая преступным путем.

Гордиев узел, разрубить гордиев узел — найти выход из затруднительной ситуации.

Пиррова победа – победа, достигнутая слишком дорогой ценой.

Родиться второй раз – о человеке, который чудом избежал смерти.

Прометеев огонь – неугасимое стремление к достижению высоких целей.

Храм Мельпомены — театр.

Жрецы Мельпомены — актеры и режиссеры театра.

Читайте также:
Женские мантры — источник абсолютной энергии

Золотой дождь – огромное богатство, деньги.

Циклопическая постройка – огромное сооружение.

Пуп земли – человек, считающий, что все вертится вокруг него.

Олимпийское спокойствие – так говорят об абсолютно невозмутимом человеке, которого невозможно вывести из себя.

Под эгидой — под защитой.

Провалиться в тартарары — провалиться в глубины преисподней.

Век Астреи или Золотой век – самое счастливое время, период благоденствия.

Рог изобилия — неиссякаемый источник различных благ.

Лопнуть от злости – испытать страдание от переполняющей тебя злости.

Пальма первенства — превосходство в чем-либо.

Нектар и амврозия – вкуснейшие еда и питье.

Нить Ариадны – способ решения сложной проблемы, путеводная нить.

Золотое руно – труднодостижимое богатство, золото.

Яблоко раздора — причина спора, вражды.

Дары данайцев, Троянский конь — подарок с тайным злым умыслом.

Гидроголовая задача – задача, решение которой вызывает новые проблемы.

Между Сциллой и Харибдой – между двумя серьезными опасностями.

Прокрустово ложе – мерка, под которую пытаются подогнать любую вещь.

Танталовы муки – непрекращающиеся страдания из-за невозможности достичь желанного, несмотря на его близость.

Бочка Данаид — бесполезная и бесконечная работа.

Гомерический смех — неудержимый, громкий хохот.

Дамоклов меч – нависшая над человеком опасность.

Фразеологизмы из подвигов Геракла

Авгиевы конюшни – загрязненное помещение; беспорядок в делах.

Геркулесовы столпы – крайняя точка, предел.

Взять быка за рога – начать действовать энергично и сразу с главного.

Гераклов труд/Геркулесов подвиг – о деле, которое требует невероятных усилий.

Арейон — быстроногий говорящий конь из мифов Древней Греции

Легенды и мифы Древней Греции

Часть первая. Боги и герои

Мифы о богах и их борьбе с гигантами и титанами изложены в основном по поэме Гесиода «Теогония» (Происхождение богов). Некоторые сказания заимствованы также из поэм Гомера «Илиада» и «Одиссея» и поэмы римского поэта Овидия «Метаморфозы» (Превращения).

Вначале существовал лишь вечный, безграничный, темный Хаос. В нем заключался источник жизни мира. Все возникло из безграничного Хаоса – весь мир и бессмертные боги. Из Хаоса произошла и богиня Земля – Гея. Широко раскинулась она, могучая, дающая жизнь всему, что живет и растет на ней. Далеко же под Землей, так далеко, как далеко от нас необъятное, светлое небо, в неизмеримой глубине родился мрачный Тартар – ужасная бездна, полная вечной тьмы. Из Хаоса, источника жизни, родилась и могучая сила, все оживляющая Любовь – Эрос. Начал создаваться мир. Безграничный Хаос породил Вечный Мрак – Эреб и темную Ночь – Нюкту. А от Ночи и Мрака произошли вечный Свет – Эфир и радостный светлый День – Гемера. Свет разлился по миру, и стали сменять друг друга ночь и день.

Могучая, благодатная Земля породила беспредельное голубое Небо – Урана, и раскинулось Небо над Землей. Гордо поднялись к нему высокие Горы, рожденные Землей, и широко разлилось вечно шумящее Море.

Матерью-Землей рождены Небо, Горы и Море, и нет у них отца.

Уран – Небо – воцарился в мире. Он взял себе в жены благодатную Землю. Шесть сыновей и шесть дочерей – могучих, грозных титанов – было у Урана и Геи. Их сын, титан Океан, обтекающий, подобно безбрежной реке, всю землю, и богиня Фетида породили на свет все реки, которые катят свои волны к морю, и морских богинь – океанид. Титан же Гипперион и Тейя дали миру детей: Солнце – Гелиоса, Луну – Селену и румяную Зарю – розоперстую Эос (Аврора). От Астрея и Эос произошли все звезды, которые горят на темном ночном небе, и все ветры: бурный северный ветер Борей, восточный Эвр, влажный южный Нот и западный ласковый ветер Зефир, несущий обильные дождем тучи.

Кроме титанов, породила могучая Земля трех великанов – циклопов с одним глазом во лбу – и трех громадных, как горы, пятидесятиголовых великанов – сторуких (гекатонхейров), названных так потому, что сто рук было у каждого из них. Против их ужасной силы ничто не может устоять, их стихийная сила не знает предела.

Возненавидел Уран своих детей-великанов, в недра богини Земли заключил он их в глубоком мраке и не позволил им выходить на свет. Страдала мать их Земля. Ее давило это страшное бремя, заключенное в ее недрах. Вызвала она детей своих, титанов, и убеждала их восстать против отца Урана, но они боялись поднять руки на отца. Только младший из них, коварный Крон [1], хитростью низверг своего отца и отнял у него власть.

Богиня Ночь родила в наказание Крону целый сонм ужасных веществ: Таната – смерть, Эриду – раздор, Апату – обман, Кер – уничтожение, Гипнос – сон с роем мрачных, тяжелых видений, не знающую пощады Немесиду – отмщение за преступления – и много других. Ужас, раздоры, обман, борьбу и несчастье внесли эти боги в мир, где воцарился на троне своего отца Крон.

Картина жизни богов на Олимпе дана по произведениям Гомера – «Илиаде» и «Одиссее», прославляющим родоплеменную аристократию и возглавляющих ее басилевсов как лучших людей, стоящих много выше остальной массы населения. Боги Олимпа отличаются от аристократов и басилевсов лишь тем, что они бессмертны, могущественны и могут творить чудеса.

Крон не был уверен, что власть навсегда останется в его руках. Он боялся, что и против него восстанут дети и обретут его на ту же участь, на какую обрек он своего отца Урана. Он боялся своих детей. И повелел Крон жене своей Рее приносить ему рождавшихся детей и безжалостно проглатывал их. В ужас приходила Рея, видя судьбу детей своих. Уже пятерых проглотил Крон: Гестию [3], Деметру [4], Геру, Аида (Гадеса) и Посейдона.[5]

Читайте также:
Заговор на сахар на любовь, деньги, удачу в торговле

Рея не хотела потерять и последнего своего ребенка. По совету своих родителей, Урана-Неба и Геи-Земли, удалилась она на остров Крит, а там, в глубокой пещере, родился у нее младший сын Зевс. В этой пещере Рея скрыла своего сына от жестокого отца, а ему дала проглотить вместо сына длинный камень, завернутый в пеленки. Крон не подозревал, что он был обманут своей женой.

А Зевс тем временем рос на Крите. Нимфы Адрастея и Идея лелеяли маленького Зевса, они вскормили его молоком божественной козы Амалфеи. Пчелы носили мед маленькому Зевсу со склонов высокой горы Дикты. У входа же в пещеру юные куреты [6] ударяли в щиты мечами всякий раз, когда маленький Зевс плакал, чтобы не услыхал его плача Крон и не постигла бы Зевса участь его братьев и сестер.

Зевс свергает Крона. Борьба богов-олимпийцев с титанами

Вырос и возмужал прекрасный и могучий бог Зевс. Он восстал против своего отца и заставил его вернуть опять на свет поглощенных им детей. Одного за другим изверг из уст Крон своих детей-богов, прекрасных и светлых. Они начали борьбу с Кроном и титанами за власть над миром.

Ужасна и упорна была эта борьба. Дети Крона утвердились на высоком Олимпе. На их сторону стали и некоторые из титанов, а первыми – титан Океан и дочь его Стикс и детьми Рвением, Мощью и Победой. Опасна была эта борьба для богов-олимпийцев. Могучи и грозны были их противники титаны. Но Зевсу на помощь пришли циклопы. Они выковали ему громы и молнии, их метал Зевс в титанов. Борьба длилась уже десять лет, но победа не склонялась ни на ту, ни на другую сторону. Наконец, решился Зевс освободить из недр земли сторуких великанов-гекатонхейров; он их призвал на помощь. Ужасные, громадные, как горы, вышли они из недр земли и ринулись в бой. Они отрывали от гор целые скалы и бросали их в титанов. Сотнями летели скалы навстречу титанам, когда они подступили к Олимпу. Стонала земля, грохот наполнил воздух, все кругом колебалось. Даже Тартар содрогался от этой борьбы.

Зевс метал одну за другой пламенные молнии и оглушительно рокочущие громы. Огонь охватил всю землю, моря кипели, дым и смрад заволокли все густой пеленой.

Наконец, могучие титаны дрогнули. Их сила была сломлена, они были побеждены. Олимпийцы сковали их и низвергли в мрачный Тартар, в вековечную тьму. У медных несокрушимых врат Тартара на стражу стали сторукие гекатонхейры, и стерегут они, чтобы не вырвались опять на свободу из Тартара могучие титаны. Власть титанов в мире миновала.

Борьба Зевса с Тифоном

Но не окончилась этим борьба. Гея-Земля разгневалась на олимпийца Зевса за то, что он так сурово поступил с ее побежденными детьми-титанами. Она вступила в брак с мрачным Тартаром и произвела на свет ужасное стоголовое чудовище Тифона. Громадный, с сотней драконовых голов, поднялся Тифон из недр земли. Диким воем всколебал он воздух. Лай собак, человеческие голоса, рев разъяренного быка, рыканье льва слышались в этом вое. Бурное пламя клубилось вокруг Тифона, и земля колебалась под его тяжкими шагами. Боги содрогнулись от ужаса Но смело ринулся на него Зевс-громовержец, и загорелся бой. Опять засверкали молнии в руках Зевса, раздались раскаты грома. Земля и небесный свод потряслись до основания. Ярким пламенем вспыхнула опять земля, как и во время борьбы с титанами. Моря кипели от одного приближения Тифона. Сотнями сыпались огненные стрелы-молнии громовержца Зевса; казалось, что от их огня горит самый воздух и горят темные грозовые тучи. Зевс испепелил Тифону все его сто голов. Рухнул Тифон на землю; от тела его исходил такой жар, что плавилось все кругом. Зевс поднял тело Тифона и низверг в мрачный Тартар, породивший его. Но и в Тартаре грозит еще Тифон богам и всему живому. Он вызывает бури и извержения; он породил с Ехидной, полуженщиной-полузмеей, ужасного двуглавого пса Орфа, адского пса Кербера, лернейскую гидру и Химеру; часто колеблет Тифон землю.

Мифы древней Греции

16. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ДЕЯНИЯ ПОСЕЙДОНА

a. Когда Зевс, Посей­дон и Гадес, сверг­нув сво­его отца Кро­на, бро­си­ли в шле­ме жре­бий, кому быть вла­ды­кой неба, моря и мрач­но­го под­зем­но­го мира, оста­вив зем­лю в общее поль­зо­ва­ние, то Зев­су доста­лось небо, Гаде­су — под­зем­ный мир, а Посей­до­ну — море. Угрю­мый и свар­ли­вый Посей­дон — столь же важ­ное боже­ство, как и Зевс, хотя и усту­паю­щее ему в силе, — сра­зу начал стро­и­тель­ство сво­его под­вод­но­го двор­ца неда­ле­ко от горо­да Эги (Евбея). В сво­их огром­ных конюш­нях он дер­жал белых коней с мед­ны­ми копы­та­ми и золоты­ми гри­ва­ми, а так­же золотую колес­ни­цу, с при­бли­же­ни­ем кото­рой мгно­вен­но ути­ха­ли штор­мы; колес­ни­цу, рез­вясь, сопро­вож­да­ли под­няв­ши­е­ся со дна мор­ские чуди­ща 1 .








b. Желая полу­чить супру­гу, кото­рой бы нра­ви­лись мор­ские глу­би, он стал уха­жи­вать за нере­идой Фети­дой, одна­ко после того, как Феми­да пред­ска­за­ла, что если у Фети­ды родит­ся сын, то он сво­им вели­чи­ем пре­взой­дет отца, отка­зал­ся от сво­их наме­ре­ний и поз­во­лил ей вый­ти замуж за смерт­но­го Пелея. Амфи­т­ри­та, дру­гая при­гля­нув­ша­я­ся ему нере­ида, испу­га­лась его уха­жи­ва­ний и сбе­жа­ла от него в Атлас­ские горы. За ней отпра­ви­лись послан­цы Посей­до­на, сре­ди кото­рых был дель­фин, так искус­но повед­ший дело, что бег­лян­ка не смог­ла отве­тить отка­зом и попро­си­ла его поза­бо­тить­ся о свадь­бе. В бла­го­дар­ность Посей­дон поме­стил изо­бра­же­ние дель­фи­на сре­ди звезд в виде созвездия Дель­фи­на 2 .

Читайте также:
Какие цифры вселяют ужас — несчастливые числа в нумерологии

Амфи­т­ри­та роди­ла Посей­до­ну тро­их детей: Три­то­на, Роду [1] и Бен­фе­си­ки­му, но при­чин для рев­но­сти у нее было не мень­ше, чем у Геры, чей супруг, Зевс, изве­стен сво­и­ми любов­ны­ми похож­де­ни­я­ми с боги­ня­ми, ним­фа­ми и смерт­ны­ми жен­щи­на­ми. Осо­бен­но воз­му­ти­ла Амфи­т­ри­ту связь Посей­до­на со Скил­лой, доче­рью Фор­кия, кото­рую она пре­вра­ти­ла в чудо­ви­ще с шестью соба­чьи­ми голо­ва­ми и две­на­дца­тью нога­ми, под­бро­сив в тот водо­ем, где она купа­лась, вол­шеб­ные тра­вы 3 .

c. Посей­дон жаж­дал овла­деть зем­ны­ми цар­ства­ми и одна­жды объ­явил о сво­ей вла­сти над Атти­кой, уда­рив тре­зуб­цем по афин­ско­му акро­по­лю. В том месте, где трезу­бец кос­нул­ся зем­ли, тут же забил род­ник, из кото­ро­го потек­ла мор­ская вода. Этот источ­ник еще и сей­час мож­но видеть. Позд­нее, в цар­ст­во­ва­ние Кек­ро­па, о сво­ем вла­де­нии Атти­кой более спо­кой­но объ­яви­ла Афи­на — она поса­ди­ла первую мас­ли­ну око­ло это­го источ­ни­ка. Раз­гне­ван­ный Посей­дон вызвал ее на поеди­нок. Афи­на уже гото­ва была при­нять вызов, но встав­ший меж­ду ними Зевс потре­бо­вал, чтобы спор был решен мир­ным путем. Спо­ря­щим ниче­го не оста­ва­лось делать, кро­ме как пред­стать перед судом вер­хов­ных божеств, кото­рые вызва­ли Кек­ро­па для дачи пока­за­ний. Зевс не стал вме­ши­вать­ся в этот спор, но все боги под­дер­жа­ли Посей­до­на, а все с. 42 боги­ни — Афи­ну. Таким обра­зом, боль­шин­ст­вом в один голос Афи­на полу­чи­ла пра­во на вла­де­ние Атти­кой как при­нес­шая ей луч­ший дар.

d. Раздо­са­до­ван­ный Посей­дон послал огром­ные вол­ны, чтобы зато­пить Фри­а­сий­скую рав­ни­ну, где рас­по­ло­же­ны Афи­ны — город боги­ни Афи­ны. Боги­ня нашла убе­жи­ще в атти­че­ских Афи­нах, кото­рые так­же назва­ла сво­им име­нем. Одна­ко, чтобы как-то унять гнев Посей­до­на, жен­щи­ны в Афи­нах были лише­ны пра­ва голо­са, а муж­чи­нам отныне запре­ща­лось носить име­на сво­их мате­рей 4 .


e. Посей­дон так­же оспа­ри­вал власть Афи­ны над горо­дом Тре­зен. На сей раз Зевс пове­лел разде­лить город меж­ду спор­щи­ка­ми, одна­ко это реше­ние ока­за­лось непри­ем­ле­мым для обе­их сто­рон. Затем Посей­дон без­успеш­но пытал­ся отнять ост­ров Эги­ну у Зев­са и Нак­сос у Дио­ни­са, а в спо­ре с Гелио­сом за Коринф полу­чил толь­ко пере­ше­ек Истм, тогда как Гелиос оста­вил за собой мест­ный акро­поль. В еще боль­шей яро­сти Посей­дон попы­тал­ся отнять Арго­лиду у Геры и вновь был готов драть­ся, отка­зав­шись пред­стать перед судом богов из-за пред­взя­то­го, по его мне­нию, к нему отно­ше­ния. В свя­зи с этим Зевс решил пере­дать дело реч­ным богам Ина­ху, Кефи­су и Асте­ри­о­ну, кото­рые вынес­ли реше­ние в поль­зу Геры. Посколь­ку Посей­до­ну было запре­ще­но мстить, как преж­де, навод­не­ни­ем, он сде­лал как раз про­ти­во­по­лож­ное: он так высу­шил пото­ки сво­их судей-рек, что те совсем пере­сы­ха­ли летом. Одна­ко, усту­пив Ами­моне, одной из дана­ид, опе­ча­лен­ной такой засу­хой, он сде­лал так, что Лер­на — река в Арго­лиде — тек­ла посто­ян­но 5 [2] .

f. Посей­дон хва­лил­ся тем, что создал коня, одна­ко неко­то­рые гово­рят, что при его рож­де­нии Рея отда­ла это живот­ное на съе­де­ние Кро­ну. Он так­же хва­лил­ся тем, что при­ду­мал уздеч­ку, хотя до него уздеч­ку при­ду­ма­ла Афи­на, одна­ко никто не оспа­ри­ва­ет его пер­вен­ство во введе­нии ска­чек. Бес­спор­но так­же то, что кони были его свя­щен­ны­ми живот­ны­ми, воз­мож­но, пото­му, что он пытал­ся добить­ся вза­им­но­сти от Демет­ры, когда та, без­утеш­ная, иска­ла свою дочь Пер­се­фо­ну. Гово­рят, что Демет­ра, устав­шая и отча­яв­ша­я­ся от бес­плод­ных поис­ков, менее все­го была рас­по­ло­же­на к любов­ным уте­хам с любым богом или тита­ном; она пре­вра­ти­лась в кобы­ли­цу и ста­ла пастись в табуне неко­е­го Онка (сына Апол­ло­на), цар­ст­во­вав­ше­го в Арка­дии. Одна­ко ей не уда­лось обма­нуть Посей­до­на, кото­рый, пре­вра­тив­шись в жереб­ца, покрыл ее. От это­го воз­му­ти­тель­но­го сою­за появи­лась ним­фа Дес­пой­на и дикий конь Арей­он. Ярость Демет­ры была столь вели­ка, что до сих пор суще­ст­ву­ет мест­ный культ « мстя­щей Демет­ры » 6 .

1. Фети­да, Амфи­т­ри­та и Нере­ида — это раз­лич­ные мест­ные наиме­но­ва­ния мор­ской вла­ды­чи­цы, и посколь­ку Посей­дон был богом-отцом эолий­цев-море­пла­ва­те­лей, он пре­тен­до­вал на зва­ние ее супру­га везде, где суще­ст­во­вал культ этой боги­ни. Пелей женил­ся на Фети­де на горе Пели­он (см. 81. l). Нере­ида, дочь Нерея, озна­ча­ет « теку­чая » . В гоме­ров­ских поэ­мах Амфи­т­ри­та озна­ча­ет про­сто « море » , при­чем там она не с. 43 явля­ет­ся женой Посей­до­на. Ее неже­ла­ние вый­ти замуж за Посей­до­на сов­па­да­ет с неже­ла­ни­ем Геры стать женой Зев­са, а Пер­се­фо­ны — женой Гаде­са. Рас­сказ о дель­фине — это сен­ти­мен­таль­ная алле­го­рия: дель­фи­ны появ­ля­ют­ся, когда море успо­ка­и­ва­ет­ся. Эги рас­по­ло­же­ны на мел­ко­вод­ной бео­тий­ской сто­роне Эвбеи и были пор­том Орхо­ме­на, и имен­но здесь соби­ра­лась мор­ская экс­пе­ди­ция про­тив Трои.

2. Рас­сказ о том, как Амфи­т­ри­та ото­мсти­ла Скил­ле, напо­ми­на­ет месть Паси­фаи дру­гой Скил­ле (см. 91. 2). Скил­ла ( « рву­щая » или « щенок » ) — это все­го лишь отвра­ти­тель­ная ипо­стась Амфи­т­ри­ты: соба­ко­го­ло­вая боги­ня смер­ти Гека­та (см. 31. f), кото­рая име­ет губи­тель­ную власть на зем­ле и море. На обна­ру­жен­ной в Кнос­се печа­ти она изо­бра­же­на угро­жаю­щей чело­ве­ку, сидя­ще­му в лод­ке. Она так­же угро­жа­ла Одис­сею в Мес­син­ском про­ли­ве (см. 170. t).

3. Попыт­ки Посей­до­на захва­тить опре­де­лен­ные горо­да — это поли­ти­че­ские мифы. Его тяж­ба из-за Афин отра­жа­ет неудач­ную попыт­ку стать богом-хра­ни­те­лем это­го горо­да вме­сто боги­ни Афи­ны. Одна­ко ее победа была сопря­же­на с уступ­ка­ми пат­ри­ар­ха­ту: афи­няне отка­за­лись от крит­ско­го обы­чая, сохра­няв­ше­го­ся в Карии вплоть до клас­си­че­ской эпо­хи (Геро­дот I. 173), и пере­ста­ли носить име­на сво­их мате­рей. Варрон, сооб­щив­ший об этом, пред­став­ля­ет эту тяж­бу как пле­бис­цит всех муж­чин и жен­щин Афин.

Читайте также:
Знаете ли вы, как увидеть ауру человека самостоятельно?

Совер­шен­но ясно, что ионий­ские пеласги в Афи­нах потер­пе­ли пора­же­ние от эолий­цев, и Афи­на сохра­ни­ла свою власть над горо­дом бла­го­да­ря сою­зу с покло­няв­ши­ми­ся Зев­су ахей­ца­ми, кото­рые впо­след­ст­вии отка­за­ли ей в про­ис­хож­де­нии от Посей­до­на и пред­ста­ви­ли ее повтор­но рож­ден­ной из голо­вы Зев­са.

4. Куль­тур­ные оли­вы пер­во­на­чаль­но вво­зи­лись из Ливии, что под­твер­жда­ет ливий­ское про­ис­хож­де­ние мифа об Афине, одна­ко при­не­сти она мог­ла толь­ко ветвь, посколь­ку куль­тур­ные оли­вы не пло­до­но­сят и для полу­че­ния уро­жая их нуж­но при­вить к диким олив­ко­вым дере­вьям. Оли­ву Афи­ны пока­зы­ва­ли даже во II в. н. э. Затоп­ле­ние Фри­а­сий­ской доли­ны, ско­рее все­го, было собы­ти­ем исто­ри­че­ским, одна­ко дати­ро­вать его невоз­мож­но. Не исклю­че­но, что в нача­ле XIV в. до н. э., с кото­рым метео­ро­ло­ги соот­но­сят мак­си­мум осад­ков, реки в Арка­дии нико­гда не пере­сы­ха­ли и их после­дую­щее обме­ле­ние объ­яс­ня­лось местью Посей­до­на. Хоро­шо извест­но, что до при­хо­да элли­нов в Корин­фе суще­ст­во­вал культ солн­ца (Пав­са­ний II. 4. 7; см. 67. 2).

5. Миф о Демет­ре и Посей­доне свиде­тель­ст­ву­ет о при­хо­де элли­нов в Арка­дию. В Фига­лии Демет­ра изо­бра­жа­лась как боги­ня-покро­ви­тель­ни­ца с голо­вой кобы­лы, дав­шая нача­ло, еще до при­хо­да элли­нов, куль­ту лоша­ди. Древ­ние элли­ны доста­ви­ли в Гре­цию из-за Кас­пия новую поро­ду более круп­ных лоша­дей. Мест­ная поро­да лоша­дей по раз­ме­рам не пре­вы­ша­ла шот­ланд­ских пони и не годи­лась для исполь­зо­ва­ния в колес­ни­цах. Похо­же, что элли­ны захва­ти­ли цен­тры куль­та лоша­ди, где их цари-вои­ны насиль­но жени­лись на мест­ных жри­цах, тем самым полу­чая пра­во на зем­лю. В резуль­та­те это­го исчез­ли оргии, в кото­рых фигу­ри­ро­ва­ла дикая кобы­ли­ца (см. 72. 4). Свя­щен­ные кони, Арей­он и Дес­пой­на (эти име­на были эпи­те­та­ми самой Демет­ры), ста­ли назы­вать­ся детьми Посей­до­на. Имя Ами­мо­на мог­ло быть одним из имен боги­ни в Лерне, кото­рая была извест­на как центр водя­но­го куль­та дана­ид (см. 60. g и 60. 4).

6. Неисто­вая Демет­ра, как и неисто­вая Неме­сида (см. 32. 3), — это еже­год­ное состо­я­ние боги­ни, при­но­ся­щее смерть, и исто­рия Посей­до­на и Демет­ры, рас­ска­зы­вае­мая в Тель­пу­се (Пав­са­ний VIII. 42), как и Посей­до­на и безы­мян­ной фурии, про­ис­шед­шая у источ­ни­ка в Тиль­фу­се (Бео­тия) (схо­лии к « Илиа­де » Гоме­ра XXIII. 346), была уже доста­точ­но древ­ней к при­хо­ду элли­нов. Этот сюжет мож­но най­ти в древ­не­ин­дий­ских свя­щен­ных кни­гах, где Сара­нью пре­вра­ща­ет­ся в кобы­ли­цу, а Бива­сват ста­но­вит­ся жереб­цом и покры­ва­ет ее; от это­го сою­за рож­да­ют­ся два геро­и­че­ских ашви­на. с. 44 Демет­ра— Эри­ния мог­ла озна­чать не Демет­ру неисто­вую, а Демет­ру— Сара­нью, в чем вид­на попыт­ка при­ми­рить две чуж­дые куль­ту­ры; одна­ко для оби­жен­ных пеласгов Демет­ра была и оста­ва­лась разъ­ярен­ной.

Грейвс Р.: Мифы Древней Греции
16. Происхождение и деяния Посейдона

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ДЕЯНИЯ ПОСЕЙДОНА

Когда Зевс, Посейдон и Гадес, свергнув своего отца Крона, бросили в шлеме жребий, кому быть владыкой неба, моря и мрачного подземного мира, оставив землю в общее пользование, то Зевсу досталось небо, Гадесу – подземный мир, а Посейдону – море. Угрюмый и сварливый Посейдон – столь же важное божество, как и Зевс, хотя и уступающее ему в силе, – сразу начал строительство своего подводного дворца недалеко от города Эги (Евбея). В своих огромных конюшнях он держал белых коней с медными копытами и золотыми гривами, а также золотую колесницу, с приближением которой мгновенно утихали штормы; колесницу, резвясь, сопровождали поднявшиеся со дна морские чудища [1].

b. Желая получить супругу, которой бы нравились морские глуби, он стал ухаживать за нереидой Фетидой, однако после того, как Фемида предсказала, что, если у Фетиды родится сын, то он своим величием превзойдет отца, отказался от своих намерений и позволил ей выйти замуж за смертного Пелея. Амфитрита, другая приглянувшаяся ему нереида, испугалась его ухаживаний и сбежала от него в Атласские горы. За ней отправились посланцы Посейдона, среди которых был дельфин, так искусно поведший дело, что беглянка не смогла ответить отказом и попросила его позаботиться о свадьбе. В благодарность Посейдон поместил изображение дельфина среди звезд в виде созвездия Дельфина [2].

Амфитрита родила Посейдону троих детей: Тритона, Роду* и Бенфесикиму, но причин для ревности у нее было не меньше, чем у Геры, чей супруг, Зевс, известен своими любовными похождениями с богинями, нимфами и смертными женщинами. Особенно возмутила Амфитриту связь Посейдона со Скиллой, дочерью Форкия, которую она превратила в чудовище с шестью собачьими головами и двенадцатью ногами, подбросив в тот водоем, где она купалась, волшебные травы [3].

трезубец коснулся земли, тут же забил родник, из которого потекла морская вода. Этот источник еще и сейчас можно видеть. Позднее, в царствование Кекропа, о своем владении Аттикой более спокойно объявила Афина – она посадила первую маслину около этого источника. Разгневанный Посейдон вызвал ее на поединок. Афина уже готова была принять вызов, но вставший между ними Зевс потребовал, чтобы спор был решен мирным путем. Спорящим ничего не оставалось делать, кроме как предстать перед судом верховных божеств, которые вызвали Кекропа для дачи показаний. Зевс не стал вмешиваться в этот спор, но все боги поддержали Посейдона, а все богини – Афину. Таким образом большинством в один голос Афина получила право на владение Аттакой как принесшая ей лучший дар.

Читайте также:
Гадание на беременность онлайн на Таро Уэйта

d. Раздосадованный Посейдон послал огромные волны, чтобы затопить Фриасийскую равнину, где расположены Афины – город богини Афины. Богиня нашла убежище в аттических Афинах, которые также назвала своим именем. Однако, чтобы как-то унять гнев Посейдона, женщины в Афинах были лишены права голоса, а мужчинам отныне запрещалось носить имена своих матерей [4].

е . Посейдон также оспаривал власть Афины над городом Трезен. На сей раз Зевс повелел разделить город между спорщиками, однако это решение оказалось неприемлемым для обеих сторон. Затем Посейдон безуспешно пытался отнять остров Эгину у Зевса и Наксос у Диониса, а в споре с Гелиосом за Коринф получил только перешеек Истм, тогда как Гелиос оставил за собой местный акрополь. В еще большей ярости Посейдон попытался отнять Арголиду у Геры и вновь был готов драться, отказавшись предстать перед судом богов из-за предвзятого, по его мнению, к нему отношения. В связи с этим Зевс решил передать дело речным богам Инаху, Кефиссу и Астериону, которые вынесли решение в пользу Геры. Поскольку Посейдону было запрещено мстить, как прежде, наводнением, он сделал как раз противоположное: он так высушил потоки своих судей-рек, что те совсем пересыхали летом. Однако, уступив Амимоне, одной из данаид, опечаленной такой засухой, он сделал так, что Лерна – река в Арголиде – текла постоянно [5] *.

f. Посейдон хвалился тем, что создал коня, однако некоторые говорят, что при его рождении Рея отдала это животное на съедение Крону. Он также хвалился тем, что придумал уздечку, хотя до него уздечку придумала Афина, однако никто не оспаривает его первенство во введении скачек. Бесспорно также то, что кони были его священными животными возможно потому, что он пытался добиться взаимности от Деметры, когда та, безутешная, искала свою дочь Персефону. Говорят, что Деметра, уставшая и отчаявшаяся от бесплодных поисков, менее всего была расположена к любовным утехам с любым богом или титаном; она превратилась в кобылицу и стала пастись в табуне некоего Онка (сына Аполлона), царствовавшего в Аркадии. Однако ей не удалось обмануть Посейдона, который, превратившись в жеребца, покрыл ее. От этого возмутительного союза появилась нимфа Деспойна и дикий конь Арейон. Ярость Деметры была столь велика, что до сих пор существует местный культ “мстящей Деметры” [6].

2 Аполлодор III. 13.5;Гигин, Поэтическая астрономия II. 17.

3 Цец. Схолии к Ликофрону 45 и 50,

4 Геродот VIII. 55; Аполлодор III. 14. 1; Августин. О граде божием XVIII.9; Гигин. Мифы 164.

5 Павсаний IL 30.6; Плутарх. Застольные вопросы 1Х.6;Павсаний1I.1.5; II.15.5; II.22.5.

1. Фетида, Амфитрита и Нереида – это различные местные наименования морской владычицы, и поскольку Посейдон был богом-отцом эолийцев-мореплавателей, он претендовал на звание ее супруга везде, где существовал культ этой богини. Пелей женился на Фетиде на горе Пелион (см. 81. l). Нереида, дочь Нерея, означает “текучая”. В гомеровских поэмах Амфитрита означает просто “море”, причем там она не является женой Посейдона. Ее нежелание выйти замуж за Посейдона совпадает с нежеланием Геры стать женой Зевса, а Персефоны – женой Гадеса. Рассказ о дельфине – это сентиментальная аллегория: дельфины появляются, когда море успокаивается. Эги расположены на мелководной беотийской стороне Эвбеи и были портом Орхомена, и именно здесь собиралась морская экспедиция против Трои.

2. Рассказ о том, как Амфитрита отомстила Скилле, напоминает месть Пасифаи другой Скилле (см. 91.2). Скилла (“рвущая” или “щенок”) – это всего лишь отвратительная ипостась Амфитриты: собакоголовая богиня смерти Геката (см. 31.f), которая имеет губительную власть на земле и море. На обнаруженной в Кноссе печати она изображена угрожающей человеку, сидящему в лодке. Она также угрожала Одиссею в Мессинском проливе (см. 170. t).

3. Попытки Посейдона захватить определенные города – это политические мифы. Его тяжба из-за Афин отражает неудачную попытку стать богом-хранителем этого города вместо богини Афины. Однако ее победа была сопряжена с уступками патриархату: афиняне отказались от критского обычая, сохранявшегося в Карии вплоть до классической эпохи (Геродот I.173), и перестали носить имена своих матерей. Варрон, сообщивший об этом, представляет эту тяжбу как плебесцит всех мужчин и женщин Афин.

Совершенно ясно, что ионийские пеласги в Афинах потерпели поражение от эолийцев, и Афина сохранила свою власть над городом благодаря союзу с поклонявшимися Зевсу ахейцами, которые впоследствии отказали ей в происхождении от Посейдона и представили ее повторно рожденной из головы Зевса.

поскольку культурные оливы не плодоносят и для получения урожая их нужно привить к диким оливковым деревьям. Оливу Афины показывали даже во II в. н.э. Затопление Фриасийской долины, скорее всего, было событием историческим, однако датировать его невозможно. Не исключено, что в начале XIV в. до н.э., с которым метеорологи соотносят максимум осадков, реки в Аркадии никогда не пересыхали и их последующее обмеление объяснялось местью Посейдона. Хорошо известно, что до прихода эллинов в Коринфе существовал культ солнца (Павсаний II.4.7 – см. 67.2).

5. Миф о Деметре и Посейдоне свидетельствует о приходе эллинов в Аркадию. В Фигалии Деметра изображалась как богиня-покровительница с головой кобылы, давшая начало, еще до прихода эллинов, культу лошади. Древние эллины доставили в Грецию из-за Каспия новую породу более крупных лошадей. Местная порода лошадей по размерам не превышала шотландских пони и не годилась для использования в колесницах. Похоже, что эллины захватили центры культа лошади, где их цари-воины насильно женились на местных жрицах, тем самым получая право на землю. В результате этого исчезли оргии, в которых фигурировала дикая кобылица (см. 72.4). Священные кони, Арейон и Деспойна (эти имена были эпитетами самой Деметры), стали называться детьми Посейдона. Имя Амимона могло быть одним из имен богини в Лерне, которая была известна как центр водяного культа данаид (см.60.g и 4).

Читайте также:
Как вызвать призрака и не пострадать

6. Неистовая Деметра, как и неистовая Немесида (см.32.3), – это ежегодное состояние богини, приносящее смерть, и история Посейдона и Деметры, рассказываемая в Тельпусе (Павсаний VIII. 42), и Посейдона и безымянной фурии, происшедшая у источника в Тильфусе (Беотия) (схолии к “Илиаде” Гомера XXIII.346), была уже достаточно древней к приходу эллинов. Этот сюжет можно найти в древнеиндийских священных книгах, где Саранью превращается в кобылицу, а Бивасват становится жеребцом и покрывает ее; от этого союза рождаются два героических Ашвина.

Деметра-Эриния могла означать не Деметру неистовую, а Деметру-Саранью, в чем видна попытка примирить две чуждые культуры; однако для обиженных пеласгов Деметра была и оставалась разъяренной.

Мифы древней Греции

16. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ДЕЯНИЯ ПОСЕЙДОНА

a. Когда Зевс, Посей­дон и Гадес, сверг­нув сво­его отца Кро­на, бро­си­ли в шле­ме жре­бий, кому быть вла­ды­кой неба, моря и мрач­но­го под­зем­но­го мира, оста­вив зем­лю в общее поль­зо­ва­ние, то Зев­су доста­лось небо, Гаде­су — под­зем­ный мир, а Посей­до­ну — море. Угрю­мый и свар­ли­вый Посей­дон — столь же важ­ное боже­ство, как и Зевс, хотя и усту­паю­щее ему в силе, — сра­зу начал стро­и­тель­ство сво­его под­вод­но­го двор­ца неда­ле­ко от горо­да Эги (Евбея). В сво­их огром­ных конюш­нях он дер­жал белых коней с мед­ны­ми копы­та­ми и золоты­ми гри­ва­ми, а так­же золотую колес­ни­цу, с при­бли­же­ни­ем кото­рой мгно­вен­но ути­ха­ли штор­мы; колес­ни­цу, рез­вясь, сопро­вож­да­ли под­няв­ши­е­ся со дна мор­ские чуди­ща 1 .








b. Желая полу­чить супру­гу, кото­рой бы нра­ви­лись мор­ские глу­би, он стал уха­жи­вать за нере­идой Фети­дой, одна­ко после того, как Феми­да пред­ска­за­ла, что если у Фети­ды родит­ся сын, то он сво­им вели­чи­ем пре­взой­дет отца, отка­зал­ся от сво­их наме­ре­ний и поз­во­лил ей вый­ти замуж за смерт­но­го Пелея. Амфи­т­ри­та, дру­гая при­гля­нув­ша­я­ся ему нере­ида, испу­га­лась его уха­жи­ва­ний и сбе­жа­ла от него в Атлас­ские горы. За ней отпра­ви­лись послан­цы Посей­до­на, сре­ди кото­рых был дель­фин, так искус­но повед­ший дело, что бег­лян­ка не смог­ла отве­тить отка­зом и попро­си­ла его поза­бо­тить­ся о свадь­бе. В бла­го­дар­ность Посей­дон поме­стил изо­бра­же­ние дель­фи­на сре­ди звезд в виде созвездия Дель­фи­на 2 .

Амфи­т­ри­та роди­ла Посей­до­ну тро­их детей: Три­то­на, Роду [1] и Бен­фе­си­ки­му, но при­чин для рев­но­сти у нее было не мень­ше, чем у Геры, чей супруг, Зевс, изве­стен сво­и­ми любов­ны­ми похож­де­ни­я­ми с боги­ня­ми, ним­фа­ми и смерт­ны­ми жен­щи­на­ми. Осо­бен­но воз­му­ти­ла Амфи­т­ри­ту связь Посей­до­на со Скил­лой, доче­рью Фор­кия, кото­рую она пре­вра­ти­ла в чудо­ви­ще с шестью соба­чьи­ми голо­ва­ми и две­на­дца­тью нога­ми, под­бро­сив в тот водо­ем, где она купа­лась, вол­шеб­ные тра­вы 3 .

c. Посей­дон жаж­дал овла­деть зем­ны­ми цар­ства­ми и одна­жды объ­явил о сво­ей вла­сти над Атти­кой, уда­рив тре­зуб­цем по афин­ско­му акро­по­лю. В том месте, где трезу­бец кос­нул­ся зем­ли, тут же забил род­ник, из кото­ро­го потек­ла мор­ская вода. Этот источ­ник еще и сей­час мож­но видеть. Позд­нее, в цар­ст­во­ва­ние Кек­ро­па, о сво­ем вла­де­нии Атти­кой более спо­кой­но объ­яви­ла Афи­на — она поса­ди­ла первую мас­ли­ну око­ло это­го источ­ни­ка. Раз­гне­ван­ный Посей­дон вызвал ее на поеди­нок. Афи­на уже гото­ва была при­нять вызов, но встав­ший меж­ду ними Зевс потре­бо­вал, чтобы спор был решен мир­ным путем. Спо­ря­щим ниче­го не оста­ва­лось делать, кро­ме как пред­стать перед судом вер­хов­ных божеств, кото­рые вызва­ли Кек­ро­па для дачи пока­за­ний. Зевс не стал вме­ши­вать­ся в этот спор, но все боги под­дер­жа­ли Посей­до­на, а все с. 42 боги­ни — Афи­ну. Таким обра­зом, боль­шин­ст­вом в один голос Афи­на полу­чи­ла пра­во на вла­де­ние Атти­кой как при­нес­шая ей луч­ший дар.

d. Раздо­са­до­ван­ный Посей­дон послал огром­ные вол­ны, чтобы зато­пить Фри­а­сий­скую рав­ни­ну, где рас­по­ло­же­ны Афи­ны — город боги­ни Афи­ны. Боги­ня нашла убе­жи­ще в атти­че­ских Афи­нах, кото­рые так­же назва­ла сво­им име­нем. Одна­ко, чтобы как-то унять гнев Посей­до­на, жен­щи­ны в Афи­нах были лише­ны пра­ва голо­са, а муж­чи­нам отныне запре­ща­лось носить име­на сво­их мате­рей 4 .


e. Посей­дон так­же оспа­ри­вал власть Афи­ны над горо­дом Тре­зен. На сей раз Зевс пове­лел разде­лить город меж­ду спор­щи­ка­ми, одна­ко это реше­ние ока­за­лось непри­ем­ле­мым для обе­их сто­рон. Затем Посей­дон без­успеш­но пытал­ся отнять ост­ров Эги­ну у Зев­са и Нак­сос у Дио­ни­са, а в спо­ре с Гелио­сом за Коринф полу­чил толь­ко пере­ше­ек Истм, тогда как Гелиос оста­вил за собой мест­ный акро­поль. В еще боль­шей яро­сти Посей­дон попы­тал­ся отнять Арго­лиду у Геры и вновь был готов драть­ся, отка­зав­шись пред­стать перед судом богов из-за пред­взя­то­го, по его мне­нию, к нему отно­ше­ния. В свя­зи с этим Зевс решил пере­дать дело реч­ным богам Ина­ху, Кефи­су и Асте­ри­о­ну, кото­рые вынес­ли реше­ние в поль­зу Геры. Посколь­ку Посей­до­ну было запре­ще­но мстить, как преж­де, навод­не­ни­ем, он сде­лал как раз про­ти­во­по­лож­ное: он так высу­шил пото­ки сво­их судей-рек, что те совсем пере­сы­ха­ли летом. Одна­ко, усту­пив Ами­моне, одной из дана­ид, опе­ча­лен­ной такой засу­хой, он сде­лал так, что Лер­на — река в Арго­лиде — тек­ла посто­ян­но 5 [2] .

f. Посей­дон хва­лил­ся тем, что создал коня, одна­ко неко­то­рые гово­рят, что при его рож­де­нии Рея отда­ла это живот­ное на съе­де­ние Кро­ну. Он так­же хва­лил­ся тем, что при­ду­мал уздеч­ку, хотя до него уздеч­ку при­ду­ма­ла Афи­на, одна­ко никто не оспа­ри­ва­ет его пер­вен­ство во введе­нии ска­чек. Бес­спор­но так­же то, что кони были его свя­щен­ны­ми живот­ны­ми, воз­мож­но, пото­му, что он пытал­ся добить­ся вза­им­но­сти от Демет­ры, когда та, без­утеш­ная, иска­ла свою дочь Пер­се­фо­ну. Гово­рят, что Демет­ра, устав­шая и отча­яв­ша­я­ся от бес­плод­ных поис­ков, менее все­го была рас­по­ло­же­на к любов­ным уте­хам с любым богом или тита­ном; она пре­вра­ти­лась в кобы­ли­цу и ста­ла пастись в табуне неко­е­го Онка (сына Апол­ло­на), цар­ст­во­вав­ше­го в Арка­дии. Одна­ко ей не уда­лось обма­нуть Посей­до­на, кото­рый, пре­вра­тив­шись в жереб­ца, покрыл ее. От это­го воз­му­ти­тель­но­го сою­за появи­лась ним­фа Дес­пой­на и дикий конь Арей­он. Ярость Демет­ры была столь вели­ка, что до сих пор суще­ст­ву­ет мест­ный культ « мстя­щей Демет­ры » 6 .

Читайте также:
Елена Стеценко — как попасть на прием?

1. Фети­да, Амфи­т­ри­та и Нере­ида — это раз­лич­ные мест­ные наиме­но­ва­ния мор­ской вла­ды­чи­цы, и посколь­ку Посей­дон был богом-отцом эолий­цев-море­пла­ва­те­лей, он пре­тен­до­вал на зва­ние ее супру­га везде, где суще­ст­во­вал культ этой боги­ни. Пелей женил­ся на Фети­де на горе Пели­он (см. 81. l). Нере­ида, дочь Нерея, озна­ча­ет « теку­чая » . В гоме­ров­ских поэ­мах Амфи­т­ри­та озна­ча­ет про­сто « море » , при­чем там она не с. 43 явля­ет­ся женой Посей­до­на. Ее неже­ла­ние вый­ти замуж за Посей­до­на сов­па­да­ет с неже­ла­ни­ем Геры стать женой Зев­са, а Пер­се­фо­ны — женой Гаде­са. Рас­сказ о дель­фине — это сен­ти­мен­таль­ная алле­го­рия: дель­фи­ны появ­ля­ют­ся, когда море успо­ка­и­ва­ет­ся. Эги рас­по­ло­же­ны на мел­ко­вод­ной бео­тий­ской сто­роне Эвбеи и были пор­том Орхо­ме­на, и имен­но здесь соби­ра­лась мор­ская экс­пе­ди­ция про­тив Трои.

2. Рас­сказ о том, как Амфи­т­ри­та ото­мсти­ла Скил­ле, напо­ми­на­ет месть Паси­фаи дру­гой Скил­ле (см. 91. 2). Скил­ла ( « рву­щая » или « щенок » ) — это все­го лишь отвра­ти­тель­ная ипо­стась Амфи­т­ри­ты: соба­ко­го­ло­вая боги­ня смер­ти Гека­та (см. 31. f), кото­рая име­ет губи­тель­ную власть на зем­ле и море. На обна­ру­жен­ной в Кнос­се печа­ти она изо­бра­же­на угро­жаю­щей чело­ве­ку, сидя­ще­му в лод­ке. Она так­же угро­жа­ла Одис­сею в Мес­син­ском про­ли­ве (см. 170. t).

3. Попыт­ки Посей­до­на захва­тить опре­де­лен­ные горо­да — это поли­ти­че­ские мифы. Его тяж­ба из-за Афин отра­жа­ет неудач­ную попыт­ку стать богом-хра­ни­те­лем это­го горо­да вме­сто боги­ни Афи­ны. Одна­ко ее победа была сопря­же­на с уступ­ка­ми пат­ри­ар­ха­ту: афи­няне отка­за­лись от крит­ско­го обы­чая, сохра­няв­ше­го­ся в Карии вплоть до клас­си­че­ской эпо­хи (Геро­дот I. 173), и пере­ста­ли носить име­на сво­их мате­рей. Варрон, сооб­щив­ший об этом, пред­став­ля­ет эту тяж­бу как пле­бис­цит всех муж­чин и жен­щин Афин.

Совер­шен­но ясно, что ионий­ские пеласги в Афи­нах потер­пе­ли пора­же­ние от эолий­цев, и Афи­на сохра­ни­ла свою власть над горо­дом бла­го­да­ря сою­зу с покло­няв­ши­ми­ся Зев­су ахей­ца­ми, кото­рые впо­след­ст­вии отка­за­ли ей в про­ис­хож­де­нии от Посей­до­на и пред­ста­ви­ли ее повтор­но рож­ден­ной из голо­вы Зев­са.

4. Куль­тур­ные оли­вы пер­во­на­чаль­но вво­зи­лись из Ливии, что под­твер­жда­ет ливий­ское про­ис­хож­де­ние мифа об Афине, одна­ко при­не­сти она мог­ла толь­ко ветвь, посколь­ку куль­тур­ные оли­вы не пло­до­но­сят и для полу­че­ния уро­жая их нуж­но при­вить к диким олив­ко­вым дере­вьям. Оли­ву Афи­ны пока­зы­ва­ли даже во II в. н. э. Затоп­ле­ние Фри­а­сий­ской доли­ны, ско­рее все­го, было собы­ти­ем исто­ри­че­ским, одна­ко дати­ро­вать его невоз­мож­но. Не исклю­че­но, что в нача­ле XIV в. до н. э., с кото­рым метео­ро­ло­ги соот­но­сят мак­си­мум осад­ков, реки в Арка­дии нико­гда не пере­сы­ха­ли и их после­дую­щее обме­ле­ние объ­яс­ня­лось местью Посей­до­на. Хоро­шо извест­но, что до при­хо­да элли­нов в Корин­фе суще­ст­во­вал культ солн­ца (Пав­са­ний II. 4. 7; см. 67. 2).

5. Миф о Демет­ре и Посей­доне свиде­тель­ст­ву­ет о при­хо­де элли­нов в Арка­дию. В Фига­лии Демет­ра изо­бра­жа­лась как боги­ня-покро­ви­тель­ни­ца с голо­вой кобы­лы, дав­шая нача­ло, еще до при­хо­да элли­нов, куль­ту лоша­ди. Древ­ние элли­ны доста­ви­ли в Гре­цию из-за Кас­пия новую поро­ду более круп­ных лоша­дей. Мест­ная поро­да лоша­дей по раз­ме­рам не пре­вы­ша­ла шот­ланд­ских пони и не годи­лась для исполь­зо­ва­ния в колес­ни­цах. Похо­же, что элли­ны захва­ти­ли цен­тры куль­та лоша­ди, где их цари-вои­ны насиль­но жени­лись на мест­ных жри­цах, тем самым полу­чая пра­во на зем­лю. В резуль­та­те это­го исчез­ли оргии, в кото­рых фигу­ри­ро­ва­ла дикая кобы­ли­ца (см. 72. 4). Свя­щен­ные кони, Арей­он и Дес­пой­на (эти име­на были эпи­те­та­ми самой Демет­ры), ста­ли назы­вать­ся детьми Посей­до­на. Имя Ами­мо­на мог­ло быть одним из имен боги­ни в Лерне, кото­рая была извест­на как центр водя­но­го куль­та дана­ид (см. 60. g и 60. 4).

6. Неисто­вая Демет­ра, как и неисто­вая Неме­сида (см. 32. 3), — это еже­год­ное состо­я­ние боги­ни, при­но­ся­щее смерть, и исто­рия Посей­до­на и Демет­ры, рас­ска­зы­вае­мая в Тель­пу­се (Пав­са­ний VIII. 42), как и Посей­до­на и безы­мян­ной фурии, про­ис­шед­шая у источ­ни­ка в Тиль­фу­се (Бео­тия) (схо­лии к « Илиа­де » Гоме­ра XXIII. 346), была уже доста­точ­но древ­ней к при­хо­ду элли­нов. Этот сюжет мож­но най­ти в древ­не­ин­дий­ских свя­щен­ных кни­гах, где Сара­нью пре­вра­ща­ет­ся в кобы­ли­цу, а Бива­сват ста­но­вит­ся жереб­цом и покры­ва­ет ее; от это­го сою­за рож­да­ют­ся два геро­и­че­ских ашви­на. с. 44 Демет­ра— Эри­ния мог­ла озна­чать не Демет­ру неисто­вую, а Демет­ру— Сара­нью, в чем вид­на попыт­ка при­ми­рить две чуж­дые куль­ту­ры; одна­ко для оби­жен­ных пеласгов Демет­ра была и оста­ва­лась разъ­ярен­ной.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: