Силены — спутники Вакха, родственные сатирам

Силены, сатиры, черти – “старые” люди, жившие до появления человека – Земля до потопа: исчезнувшие континенты и цивилизации

Силены, сатиры, черти – “старые” люди, жившие до появления человека

Одним из наиболее известных мифологических и сказочных персонажей является черт или нечистый из русских сказок. Ему соответствуют малоазиатские и древнегреческие силены и сатиры, образ которых запечатлен на многих изображениях, барельефах и скульптурах – как абстрактных представителей этого племени, так и их предводителя бога Пана (и его древнеримских аналогов Фавна и Сильвана) с рогами, козьими ногами с копытами, козлиной бородой (с хвостом или без него).

В этом году мне посчастливилось побывать в одном из немногих уцелевших святилищ бога Пана в Баниасе (Израиль). Из представленных там экспонатов и стендов можно заключить, что Пан очень почитался не только древними греками, но и римлянами, и ему постоянно приносились жертвы.
Пан в греческой мифологии – сын бога Гермеса, первоначально почитался как покровитель пастухов и выступал богом стад. Ко II веку до н. э. Пан стал рассматриваться покровителем всей природы.

Силены и сатиры

Силены были первоначально божествами (демонами, духами) рек, источников и мест, изобилующих водой и богатой растительностью, а сатиры – божествами (демонами, духами) гор и лесов, а также божествами плодородия. Силенам поклонялись жители Малой Азии, ионийцы и фригийцы, которые представляли их в виде полуконей-полулюдей. На греческом континенте силены присоединились к свите Диониса. Вначале их еще наделяли конскими хвостами, однако позже они смешались с сатирами, заимствовали у них козлиную шкуру и все привычки, и их уже было не различить. Силены и сатиры считались спутниками и последователями богов природы Пана, Сильвана, Фавна, Диониса (Вакха).
В ранний период античного искусства силены и сатиры изображались полулюдьми-полукозлами с человеческими головами с рогами, заостренными, похожими на козьи, ушами, козлиными бородами, человеческими руками, человеческим телом, козлиными ногами, козьим или лошадиным хвостом, растрепанными волосами и тупым вздернутым носом. В классическом периоде животные черты в изображении сатиров исчезли.
Силены и сатиры символизировали неукрощенную природу, распущенность и похоть. Постоянными атрибутами силенов и сатиров были тирсы, флейты, мехи или сосуды с вином.

Описание сатиров в Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Глупые, плутоватые, склонные к проказам, падкие до вина и женщин, резвые и трусливые, они совмещают в себе свойства стихийных демонических сил и козлиной натуры, на что указывает самое имя (козел). Они отличаются сильно развитыми членами, имеют тупой нос, остроконечные козлиные уши, всклокоченную и щетинистую шерсть и сзади небольшой хвост. Они живут в лесах и горах, проводя время в охоте, плясках и занятиях музыкой; порой они вспугивают и разгоняют стада, или подкарауливают нимф, или участвуют в Дионисовых странствиях, прыгают, пьют и совершают разные глупые выходки.
Их пляска, называвшаяся сикиннис, состояла из ритмического ряда прыжков, вследствие чего и сами они назывались прыгунами. Музыка сатиров была сельская, пастушеская; инструментами служили сиринга, флейта, цимбалы, кастаньеты и волынка. Людям сатиры были часто враждебны, преследовали женщин, являлись в образе домовых и т. п. В свите Диониса С. были непременными участниками оргии и спутниками бога, а потому самыми живыми и типичными представителями Дионисова культа
“.

Силены и сатиры – союзники олимпийцев

Сатиры, силены, черти – земные жители, “старые” люди


Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что сатиры, силены и черти были когда-то вполне реальными земными жителями и, по-видимому, имели такую же внешность, какую им приписывают сказки и предания и которая характеризует их на изображениях и скульптурах (существа с рогами, копытами и хвостом или без него). Я бы сказал, взяв за основу терминологию “Пополь-Вух” майя, что это были “старые” люди, которые жили на Земле задолго до появления “новых” (человекоподобных) людей и затем одновременно с ними.
Потом они исчезли с лица Земли. С чем это связано, сказать очень трудно. Скорее всего, их потеснили люди. И, как и многие другие персонажи (эльфы, гномы, тролли и др.), черти перешли в разряд мифических существ или духов. Они стали называться существами не от мира сего, живущими под землей или в Преисподней.
Возможно, они и вправду исчезли, или уцелели под землей. Но нельзя также исключить, что отдельные их представители до сих пор живут в мире людей, оставаясь для них невидимыми. Об этом я рассказал в работе Снежный человек Йети, Несси, “Нечистый” – пережившие свой век представители допотопного “человечества”

© А.В. Колтыпин, 2011

Я, автор этой работы А.В. Колтыпин, разрешаю использовать ее для любых незапрещенных действующим законодательством целей при условии указания моего авторства и гипер ссылки на сайт http://dopotopa.com или http://earthbeforeflood.com

Смотрите мою подборку фотографий изображений “старых людей” из “Пополь-Вух” в сравнении с “новыми людьми”. Не находите ли их сходство с сатирами и силенами
Читайте мою работу про народ, который мог внести свою лепту в образование “новых людей” – “Эльфы в Древней Ирландии. Тайна Племени богини Дану” (Туата де Дананн) и “Эльфы и великая эльфийская цивилизация”

Читайте также:
Кто такой Доппельгангер — демонический двойник

Рене МЕНАР

Глава 37
Полубог Силен, вакханки, кентавры

Полубог Силен — воспитатель бога Диониса. — Опьянение полубога Силена. — Вакханки (менады) и Вакханалии. — Сатиры — спутники Диониса. — Фавны римской мифологии. — Облик кентавра. — Нравы кентавров. — Мудрый кентавр Хирон. — Геракл и кентавры. — Битва кентавров с лапифами.

Вакхическое шествие: кентавр Хирон, менады, сатиры. На повозке (справа) возлежит пьяный полубог Силен. Римский саркофаг, Национальный археологический музей, Неаполь. <Фото: (Creative Commons license): virtusincertus>

Полубог Силен, вакханки, кентавры

Полубог Силен — воспитатель бога Диониса. — Опьянение полубога Силена. — Вакханки (менады) и Вакханалии. — Сатиры — спутники Диониса. — Фавны римской мифологии. — Облик кентавра. — Нравы кентавров. — Мудрый кентавр Хирон. — Геракл и кентавры. — Битва кентавров с лапифами.

Полубог Силен — воспитатель бога Диониса

Полубог Силен, олицетворяющий собой бурдюк (мех для вина), является, естественно, по мифам древней Греции, воспитателем Диониса (Вакха) — бога вина.

В искусстве полубог Силен имеет два совершенно различных типа.

На античных барельефах и гравированных камнях полубогу Силену придавали грубые, тучные формы, как бы для того чтобы контрастнее выделить элегантные формы бога Диониса (Вакха) и изящные, легкие формы спутников Диониса — сатиров и менад. Состояние вечного опьянения, в котором пребывает полубог Силен, требует вечной поддержки. В вакхических праздниках полубог Силен принимает участие сидя верхом на осле, подгибающемся под тяжестью своего дородного седока. Подле Силена всегда идут сатиры, поддерживающие его и не позволяющие ему падать в ту или другую сторону.

Но полубогу Силену, как воспитателю и приемному отцу бога Диониса (Вакха), подобает в некоторых случаях являться в более приличном и достойном виде. Тогда на памятниках античного искусства появляется второй тип Силена: огромный живот полубога исчезает, опьянение пропадает и ему придают стройные, даже благородные формы.

Таким является полубог Силен на прекрасной бронзовой статуе, открытой в Помпеях или Геркулануме. Эта статуя изображает Силена, забавляющего маленького Диониса игрой на кимвалах (медные тарелки).

В Лувре находится статуя Силена, известная под названием «Фавн и дитя». Полубог Силен там изображен в виде старого сатира. Выражение лица полубога благородное, он как бы любуется ребенком Дионисом (Вакхом), которого держит на руках.

Опьянение полубога Силена

Полубог Силен почти всегда в состоянии опьянения, но иногда это — вдохновенное опьянение прорицателя, могущего открыть людям тайну бытия и тайну начала вселенной.

Философ Платон считает полубога Силена эмблемой мудрости, скрытой под отталкивающей наружностью. Римский поэт Вергилий говорит о Силене следующее: «Пастухи и нимфы нашли спящим пьяного Силена, они связали его венками и, разбудив Силена, стали требовать от него вдохновенных песен. Силен запел, и тотчас же вокруг него фавны и все животные принялись вертеться в такт его ритмичных стихов, далее самые старые сильные дубы — и те закивали в такт своими верхушками. Парнас с меньшей радостью прислушивался к звукам лиры Аполлона, а смертные испытывали меньшее наслаждение, слушая мелодичную игру Орфея, потому что Силен пел о том, как в бесконечной пустоте необъятного пространства собирались все начала, все причины сотворения воздуха, земли и воды, и как из этих первых элементов образовались все существа, как, вначале только мягкая глина, шар земной мало-помалу округлился и, став твердым, принудил моря войти в берега.

Силен воспевал землю, пораженную первыми лучами солнца, облака, поднимающиеся в пространстве для того, чтобы с высоты небес вернуться на землю в виде дождя, леса с их колеблющимися вершинами и немногочисленных еще животных, блуждающих по неизвестным горам».

Полубог Силен на всех праздниках является комическим элементом, как бы существующим затем только, чтобы увеселять менад видом своей дородности и опьянения. Комическая фигура Силена встречается очень часто в декоративном искусстве как украшение фонтанов, канделябров и кубков.

Тип Силена встречается также часто в мифологических картинах новейших художников. Рубенс очень любит изображать Силена толстым, с огромным животом, в сопровождении сатиров и нимф, окруженным веселыми улыбающимися амурами.

Вакханки (менады) и Вакханалии

Первые женщины, принимавшие участие в мистериях бога Диониса (Вакха) назывались вакханки, или менады. В переводе с древнегреческого языка последнее слово значит «неистовые, одержимые»; этот же корень — в древнегреческом слове мания. Вакханки-менады были нимфы, воспитавшие молодого Диониса.

Менада в неистовой пляске. Вместо головной повязки у менады — змея. В одной руке менада держит пантеру, в другой — тирс, вакхический жезл. Аттический килик, около 490 г. до Р.Х.

Вакханки-менады фигурировали на всех памятниках искусства, изображавших праздники в честь Вакха — так называемые Вакханалии.

Античное искусство не делало никакого различия между вакханками и менадами, но древнегреческий драматург Еврипид указывает на то, что по мифологии существовала разница. Вакханки — греческие женщины, удалившиеся на гору Киферон, а менады — азиатские женщины. Менады пришли из Азии в Грецию вместе с богом Дионисом после его похода на Индию.

Читайте также:
Заговор, чтобы парень позвонил — нет одиночеству!

Как вакханки, так и менады являются обычными спутницами Вакха; ни один праздник, ни одно шествие не обходится без них. Вакханки-менады были почти безумные, исступленные женщины, предававшиеся под влиянием опьянения самым низменным страстям и доходившие впоследствии до всевозможных неистовств, например, до раздирания на куски живых козлят и телят и до пожирания их сырого окровавленного мяса.

В дикой пляске, оглушая и возбуждая себя громкой музыкой тамбуринов, флейт и кимвалов, носились вакханки-менады до тех пор, пока в полном изнеможении не падали на траву и засыпали.

Знаменитый древнегреческий скульптор Скопас, живший в 450 году до Р.X., изваял тип такой неистовой вакханки, послуживший потом прототипом для других статуй. Скопас изобразил свою вакханку в состоянии полного опьянения. Вакханка Скопаса несет дикую козу, которую только что зарезала, и ее распущенные волосы как бы развеваются по воле ветра. О статуе вакханки Скопаса сохранилось много восторженных отзывов античных писателей.

Сатиры — спутники Диониса

Кроме вакханок-менад, свиту бог Диониса (Вакха) составляла еще многочисленная толпа особых божеств греческой мифологии — сатиров и панов, соединявших в себе человеческие и животные формы.

Бог Дионис едет на колеснице, предшествуемой сатиром, несущим кратер (на спине) и канфар — особые разновидности древнегреческой керамики.

Мифологические сатиры представляли смесь человека с козой, с которой они, впрочем, очень любили забавляться, судя по многим камеям и гравированным камням, на которых изображены сатиры, заигрывающие с козами. Сохранилась очень интересная античная камея «Сатир, заставляющий плясать ребенка».

По античной мифологии, между сатирами и панами существует большое различие. Сатир занимает более высшую ступень в иерархии этих божеств. Сатир более приближается к человеческому типу и отличается веселым, добродушно-лукавым выражением лица, сатир смеется и дразнит панов, которых считает гораздо ниже себя.

Пастухи, употреблявшие вместо одежды козьи шкуры, могли породить в мифологии представление о сатирах. Веселый, остроумный и комический характер, который приписывали сатирам, заставил назвать комические поэмы сатирами, а их авторов — сатириками.

Вся эта толпа, сопровождающая Вакха повсюду, предается пьянству и страстно любит музыку. Сатиры занимаются еще тем, что танцуют, играют на кимвалах, бегают за нимфами и наигрывают им веселые мелодии на флейтах.

Создание мифологического типа сатиров принадлежит исключительно античной скульптуре; это просто фантазия и каприз скульпторов. Никакой философской мысли не лежит в основе мифа о сатирах. У сатиров нет другой миссии, как только забавлять молодого бога Диониса.

Согласно мифам древней Греции, сатиры сопутствовали Вакху в его походе на Индию. Правда, судя по тому, что античные писатели рассказывали об их поведении и наружном виде, сатиры не могли быть особенно пригодными на полях битв. «Эти толпы рогатых сатиров, — говорит древнегреческий поэт Нонн Панополитанский, — пьют полные чаши и напиваются; всегда грозные в драках и свалках, сатиры бегут с поля битвы; львы вдали от сражения, сатиры становятся зайцами в битвах. Ловкие танцоры, они еще ловчее опоражнивают огромные амфоры, наполненные вином. Мало среди сатиров оказалось полководцев, изучивших у Ареса военное искусство и умеющих командовать. Многие из сатиров покрыты страшными львиными шкурами; другие вооружены большими палицами; на лбу у них возвышаются рога; редкие волосы едва покрывают остроконечные головы и длинные уши сатиров; хвост, напоминающий лошадиный, развевается у сатиров на спине и обвивает их бедра».

Сатиры-виноделы. Длинноухие и курносые сатиры греческих мифов собирают и давят виноград. Изображение на древнегреческой вазе.

Примитивное искусство изображало мифологических сатиров в смешном или страшном виде, похищающих прекрасных нимф. И до наших дней искусство продолжает изображать старых, безобразных сатиров.

Древнегреческий поэт Гесиод называет сатиров ни к чему не пригодным племенем, но так как они вечно в рощах пляшут, играют и гоняются за прекрасными нимфами, то живописцы и скульпторы находили в обычаях и нравах античных сатиров много интересных сюжетов для своих композиций.

Скульптор Пракситель изваял идеальный тип сатира, который потом встречается повсюду на всех почти памятниках искусства. Сатир Праксителя был бронзовой статуей, пользовавшейся в античности такой славой, что в Афинах ее не называли иначе как «знаменитая».

Находящийся в Лувре «Фавн, играющий на флейте» считается весьма удачным повторением произведения Праксителя. Вообще, знаменитый сатир Праксителя послужил оригиналом для всех последующих статуй. По крайней мере, «Отдыхающий Фавн» в Ватикане, «Танцующий Фавн» во Флоренции и «Фавн, играющий на кимвалах» — все они считаются повторением статуи сатира работы Праксителя.

Фавны римской мифологии

Искусство смешало сатиров с фавнами. Полубоги фавны — римского происхождения, и само это слово — латинское. Полубог Фавн является в произведениях римских писателей цивилизатором, смягчающим нравы кочевников посредством музыки. Фавн — изобретатель пастушьей дудки, потому что и Фавн, как и все примитивные боги древней Италии, был покровителем пастухов.

Читайте также:
Заговор на вещий сон — лучше всякой гадалки

Современные художники часто и охотно изображали блестящую свиту Вакха. Особенно удачно пользовался этим сюжетом Пуссен в своих мифологических композициях, которые можно встретить почти во всех музеях. Художнику удалось прекрасно передать характер этих вакхических праздников.

Живописец Фрагонар и скульптор Клодион также любили изображать веселых сатиров, нимф и фавнов, внося в свои произведения элегантные формы и живость движения, характеризирующие французское искусство XVIII века.

Подобные мифологические сюжеты не могли не вдохновлять Рубенса, который мог в картинах на эту тему выказать весь свой мастерской колорит и свое уменье передавать движения, так что во многих музеях можно видеть обширные композиции этого художника, изображающие вакханок, пляшущих сатиров, нимф, захваченных врасплох сатирами, и прочее.

В Брюссельском музее находится знаменитая «Вакханалия» Журдена.

Изображение вакханок встречается в античном искусстве чаще всего на саркофагах, барельефах и вазах; из них самая знаменитая ваза находится на вилле Боргезе.

Силены — спутники Вакха, родственные сатирам

Силен в изобразительном искусстве

Силен — это не только мифологический персонаж, но и важная часть прикладного искусства Древней Греции. На различных барельефах, принадлежащих эпохе Античности, а также на гравированных камнях ему нарочно придавали огромные, грубые формы, чтобы ещё раз подчеркнуть элегантность и красоту Диониса (по-другому его иногда именуют Вакхом), а также выделить лёгкость и изящность форм остальных спутников бога виноделия: нимф и сатиров. Состояние постоянного опьянения, свойственное полубогу, требует постоянной поддержки свиты. На картинах, изображающих вакхические празднества, можно заметить грузную фигуру, сидящую верхом на сером осле, прилагающем все усилия, чтобы не упасть под тяжестью седока, — это и есть Силен. Это лишний раз подчёркивает образ полубога. Подле него неизменно шествуют сатиры, выступающие в роли опоры и оберегающие от падения, окружив достаточно пьяного Силена с двух сторон.

Кто такие сатиры?

Сатир — в греческой мифологии весёлый, распутный бог леса и плодородия. Внешний вид сатира позволяет описать его как козлоногого мужчину, с очертаниями, свойственными очень сильному атлету. Помимо козьих ног и копыт это божество обладает хвостом и рожками. Нижняя часть туловища сатира заросла шерстяным покровом.

Традиционно сатиры считались помощниками Диониса, именно они стали созданиями, придумавшими вино, что дало им право постоянно участвовать в пиршествах, устраиваемых богом виноделия, и напиваться на них. Сатиры чересчур любвеобильны, в легендах они нагло преследуют прекрасных нимф, чтобы предаться с ними любви. Традиционно символизируют мужскую силу. Они питают слабость к игре на свирели, а еще любят танцевать, хорошо поют, по своей натуре ленивы, влюбчивы и не в меру распутны. Обладают силой, превышающей возможности обычного человека, что позволяет описывать их как хороших воинов.

Вино и оргии. Вакханки и вакханалии

Дионис путешествует по свету в сопровождении своих жриц-вакханок и козлоногих сатиров, которые предаются веселью, пьянству и любви. Спутники бога опоясаны змеями, а жезлы их увиты виноградом.

В экстазе вакханки с криками «Вакх, Эвое» славят Диониса, а жезлами высекают из земли мед и молоко, вырывают с корнем деревья, увлекают за собой мужчин и женщин.

Дионис — бог веселья и радости. Но в гневе он страшен. Так, фиванский царь Пенфей, двоюродный брат Диониса, пытался запретить вакханалии и за это был растерзан вакханками. На царя эдонов Ликурга, противившегося культу Диониса, бог наслал безумие: Ликурга растерзали свои же лошади.

Петер Пауль Рубенс. Вакханалия. Около 1615 г.

Сатиры в искусстве

Древние греки любили отображать в произведениях искусства сюжеты различных преданий, центральными фигурами некоторых картин или статуй стали сатиры

Мифология античности уделила им особое внимание, что вдохновило скульпторов и художников на использование образа сатира в своих творениях

Сатиров изображали и молодыми юношами, и страшными, безобразными чудовищами. Для художников простой и весёлый нрав этих созданий послужил источником вдохновения для создания множества картин. Среди скульпторов особняком стоит творчество Праксителя. Именно он изваял идеальную статую сатира, типаж которого впоследствии стал встречаться практически во всех произведениях искусства. Сатир, сделанный Праксителем, представлял собой статую из бронзы, полюбившуюся грекам настолько, что даже в самих Афинах её называли знаменитой.

Козлиная песнь и оргии. Что такое вакханалии

В Дельфах Диониса почитали наряду с Аполлоном. На Парнасе каждые два года устраивали оргии в честь бога виноделия с участием фиад — вакханок из Аттики. В Афинах устраивали торжественные процессии в честь Диониса.

Дионис считался также покровителем театра. Представления выросли из обрядов, посвященных этому богу. Греческое слово «трагедия» дословно означает «песнь козлов» — то есть козлоногих сатиров, спутников Диониса.

В Древнем Риме празднества в честь Диониса-Вакха назывались вакханалии. В 186 до нашей эры они были запрещены сенатом из-за бесчинств, к которым вели подобные праздники.

Читайте также:
Формула тайного богатства масонов

Посвящение Вакху. Лоуренс Альма-Тадема. 1889

Дионис в искусстве

Дионис — излюбленный персонаж скульпторов и художников. В античности были популярны сцены вакханалий, шествий Диониса и его спутников: ими украшали даже погребальные саркофаги.

Свадьба Диониса и Ариадны. Римский саркофаг III века. Фото: Wikimedia

В средневековье Диониса изображали как олицетворение осени — времени сбора урожая. А в эпоху Возрождения Дионис стал символизировать радость бытия и торжество жизни.

Бахус. Микеланджело. 1497

В живописи барокко популярными сюжетами были «Вакх, Венера и Церера», а также «Встреча Вакха и Ариадны»

Венера, Амур, Вакх и Церера. Питер Пауль Рубенс. 1612-1613

На картине выше: Церера, богиня плодородия и Вакх, бог виноделия, предлагают пищу и вино Венере и Купидону, покровителям любви. Метафора того, что любовь остывает без вина и застолья: Sine Baccho et Cerere friget Venus (Без Вакха и Цереры в Венере жару нет).

Дионису посвящали произведения композиторы XIX-XX веков: например, «Торжество Баха» Даргомыжского, «Триумф Вакха» и опера «Дионис» Дебюсси, опера Массне «Вакх».

Силен. Мифология

Среди существ, входящих в свиту Диониса, следует отдельно выделить одного полубога. Силен — это воспитатель бога плодородия, сатир, практически всегда находящийся в состоянии алкогольного опьянения. Иной раз опьянение имеет благородный оттенок вдохновлённого провидца, готового вот-вот поведать людям тайну бытия, открыть взор на секреты зарождения Вселенной. В своих песнях Силен восхвалял землю, освещённую первыми лучами небесного светила, облака, достигающие небесной выси лишь затем, чтобы обрушиться на родную землю проливным дождём, леса с их нетронутой свежестью и танцующими в такт ветру вершинами деревьев, немногочисленных на то время животных, прогуливающихся по лесам и горам, прекрасную и мелодичную песнь дикого ветра.

Дважды рожденный. Миф о Дионисе

Дионис — сын Зевса и Семелы, дочери фиванского царя Кадма. Когда Семела ждала ребенка, супруга громовержца Гера решила сжить соперницу со света. По ее наущению Семела попросила Зевса показаться во всем божественном величии. Когда же Зевс явился в сверкании молний, его возлюбленная погибла в огне.

Зевс успел выхватить из пламени недоношенного Диониса и зашил его в свое бедро. В положенное время мальчик родился на свет из бедра отца. За это Диониса называют Дигоном — дважды рожденным.

Сатир угощает маленького Диониса виноградом. Изображение I века нашей эры. Фото: Wikimedia

Зевс отдал сына на воспитание нимфам. Но мстительная Гера продолжала преследовать Диониса и наслала на него помешательство. Безумец скитался по Египту и Сирии, пока во Фригии его не исцелила богиня Кибела.

Дионис продолжил путешествовать, побывал в Индии и на Востоке, всюду учил людей виноградарству и виноделию.

При возвращении в Грецию в плавании его похитили тирренские пираты и заковали в цепи. Но оковы сами упали с рук Диониса. Мачту пиратского корабля оплели виноград и плющ, а сам пленник обратился в медведицу и льва. Разбойники в ужасе бросились в море и превратились в дельфинов.

Дионис превращает тирренцев в дельфинов. Мозаика II века н.э. Фото: Wikimedia

Женой Диониса стала Ариадна, покинутая Тесеем — победителем Минотавра. Зевс из любви к сыну даровал и ей бессмертие, сделав богиней. Также Дионис спустился в царство Аида и вывел из мира мертвых свою мать Семелу — она тоже стала богиней.

Силены

Силены (ед. ч. др.-греч. Σειληνός, Σιληνός , лат. Silenus ) — божества [1] собственно малоазиатской мифологии, отождествленные греческой драмой с сатирами, от которых они, однако, изначально отличались как по происхождению, так и по демоническим свойствам.

По Павсанию, так называют сатиров, достигших преклонных лет [2] . По происхождению силены связаны с лидийскими и фригийскими сказаниями о Вакхе и были первоначально божествами рек, источников и мест, изобилующих водой и богатой растительностью, в противоположность сатирам — демонам гор и лесов.

Близкое отношение силенов к водной стихии выражается, между прочим, в конских атрибутах их наружности (уши, хвост, ноги, копыта), так как конь — обыкновенный символ в группе водных божеств греческой мифологии. Благодаря своей конской породе силены были родственны также фессалийским кентаврам. Природа силенов представляет собой соединение, с одной стороны, животного, низменного, пьяного веселья и балагурства, с другой — серьёзного вакхического восторга, который проявляется в музыкальном творчестве и пророческом экстазе.

В греческих сказаниях о силенах отразились обе эти стороны демонического характера силенов, хотя вследствие смешения и слияния с сатирами силенам приписали больше смешных и животных черт, чем было в их природе; при этом многие атрибуты силенов — например атрибут осла, обычный в малоазиатских мифологических представлениях символ пророческого дара, — были извращены в сторону комизма.

Подобно греческим сатирам, малоазиатские силены были изобретателями национальной музыки, а именно сиринги и флейты, и обычными нежными спутниками горных нимф. Близкое отношение силенов к малоазиатской музыке доказывается мифом о Марсии, который в сказаниях называется силеном и богом реки, протекавшей через фригийский город Келены. В Греции силен также почитался как покровитель источников и гений плодородия, олицетворявшегося в Дионисе. Что касается музыкальных свойств греческих силенов, то Марсий на аттической сцене изображался как представитель устаревшей флейты, которая уступила представляемой Аполлоном кифаре. В связи с этим стоит рассказ о суде Аполлона над Марсием. Афина изобрела флейту, но бросила её как негодный инструмент. Марсий, однако, подобрал флейту и довёл игру на ней до такого совершенства, что осмелился вызвать Аполлона на состязание. Судьей был Мидас, который, будучи близким по духу и вкусам силену Марсию, произнёс приговор в его пользу. Тогда Аполлон содрал с Марсия шкуру, а Мидаса за его суд наградил ослиными ушами. Из крови силена или слез нимф, оплакавших гибель своего любимца, образовалась река, носившая его имя.

Читайте также:
Ванф — этрусская богиня смерти и загробного мира

В свите Вакха силен фигурирует как пьяный его спутник; как таковой, он изображается с плешивой головой, толстым животом, волосами на теле, выражением опьянения на лице; он едет верхом на осле, поддерживаемый сатирами. Его изображали также смешивающим вино, или лежащим на меху, или сидящим с флейтой или сирингой. Нередко его окружают другие силены, которые поют, или пляшут, или играют на кифаре. Силенам родственны так называемые паппосилены или силенопаппы — обросшие волосами и зверообразные существа.

Храм Силена в Элиде. Могила одного Силена находится в стране евреев, а другого — у жителей Пергама [3] .

Силен — спутник Диониса

Силен может пониматься и как имя собственное. Силен — сын Гермеса или Пана и нимфы [4] . Местом рождения силена, играющего роль в сказаниях о Дионисе, считается во многих сказаниях Фракийская Ниса, где он был царём. Здесь он вскормил и воспитал Диониса, которого посвятил во все знания и искусства, научив, между прочим, виноделию и пчеловодству, и с которым жил в теснейшей дружбе.

Воспитатель и кормилец Диониса, сопровождал его в походах [5] . Ездит на осле [6] .

Воспитан в Малее, наложник наяды [7] . Отец Марона, Астрея и Ленея [8] . Участник индийского похода Диониса [9] .

По сказаниям, силен неохотно делится с людьми знанием будущего: для этого надо его поймать хитростью и силой заставить пророчествовать. Так, Мидас поймал силена в своих садах, смешав воду источника Инна с вином [10] и напоив допьяна падкого до вина бога. Силен был пойман фракийскими селянами и отведен к Мидасу, Мидас 10 дней пировал с ним [11] . Попав к царю во власть, силен открыл ему сокровенное знание о природе вещей и поведал будущее. Согласно Феопомпу, Силен рассказал Мидасу о большом материке, лежащем за пределами обитаемого мира [12] .

На сцене силены выступали в мохнатых хитонах. Герою Силену посвящен LIV орфический гимн. Он действует в ряде сатировских драм, например в «Следопытах» Софокла, «Киклопе» Еврипида.

Является одним из действующих лиц романа Г.Л. Олди «Герой должен быть один», в котором изображен как пьяница, и одновременно — мудрый советник и учитель для Гермеса, Пана и Диониса.

Появляется в серии книг «Перси Джексон и Олимпийцы» в качестве одного из сатиров-старейшин.

В книге «Сократ» чешских писателей Йозефа Томан и Мирославы Томановой Силен сравнивается с древнегреческим философом Сократом, внешнее сходство Сократа и сатира становится одной из причин казни философа.

Силены

Силены

Основное имя

Альтернативные имена

Происхождение

Места обитания

Сторона

Содержание

  • 1 Мифология
    • 1.1 Силен — спутник Диониса
  • 2 Современное использование
  • 3 В популярной культуре
  • 4 Галерея

Мифология

Силены — божества собственно малоазиатской мифологии, отождествленные греческой драмой с сатирами, от которых они, однако, изначально отличались как по происхождению, так и по демоническим свойствам.

По Павсанию, так называют сатиров, достигших преклонных лет. По происхождению силены связаны с лидийскими и фригийскими сказаниями о Вакхе и были первоначально божествами рек, источников и мест, изобилующих водой и богатой растительностью, в противоположность сатирам — демонам гор и лесов.

Близкое отношение силенов к водной стихии выражается, между прочим, в конских атрибутах их наружности (уши, хвост, ноги, копыта), так как конь — обыкновенный символ в группе водных божеств греческой мифологии. Благодаря своей конской породе силены были родственны также фессалийским кентаврам. Природа силенов представляет собой соединение, с одной стороны, животного, низменного, пьяного веселья и балагурства, с другой — серьёзного вакхического восторга, который проявляется в музыкальном творчестве и пророческом экстазе.

В греческих сказаниях о силенах отразились обе эти стороны демонического характера силенов, хотя вследствие смешения и слияния с сатирами силенам приписали больше смешных и животных черт, чем было в их природе; при этом многие атрибуты силенов — например атрибут осла, обычный в малоазиатских мифологических представлениях символ пророческого дара, — были извращены в сторону комизма.

Подобно греческим сатирам, малоазиатские силены были изобретателями национальной музыки, а именно сиринги и флейты, и обычными нежными спутниками горных нимф. Близкое отношение силенов к малоазиатской музыке доказывается мифом о Марсии, который в сказаниях называется силеном и богом реки, протекавшей через фригийский город Келены. В Греции силен также почитался как покровитель источников и гений плодородия, олицетворявшегося в Дионисе. Что касается музыкальных свойств греческих силенов, то Марсий на аттической сцене изображался как представитель устаревшей флейты, которая уступила представляемой Аполлоном кифаре. В связи с этим стоит рассказ о суде Аполлона над Марсием. Афина изобрела флейту, но бросила её как негодный инструмент. Марсий, однако, подобрал флейту и довёл игру на ней до такого совершенства, что осмелился вызвать Аполлона на состязание. Судьей был Мидас, который, будучи близким по духу и вкусам силену Марсию, произнёс приговор в его пользу. Тогда Аполлон содрал с Марсия шкуру, а Мидаса за его суд наградил ослиными ушами. Из крови силена или слез нимф, оплакавших гибель своего любимца, образовалась река, носившая его имя.

Читайте также:
Алена Полынь — ведьма, способная изменить мир

В свите Вакха силен фигурирует как пьяный его спутник; как таковой, он изображается с плешивой головой, толстым животом, волосами на теле, выражением опьянения на лице; он едет верхом на осле, поддерживаемый сатирами. Его изображали также смешивающим вино, или лежащим на меху, или сидящим с флейтой или сирингой. Нередко его окружают другие силены, которые поют, или пляшут, или играют на кифаре. Силенам родственны так называемые паппосилены или силенопаппы — обросшие волосами и зверообразные существа.

Храм Силена в Элиде. Могила одного Силена находится в стране евреев, а другого — у жителей Пергама.

Силен — спутник Диониса

Силен может пониматься и как имя собственное. Силен — сын Гермеса или Пана и нимфы. Местом рождения силена, играющего роль в сказаниях о Дионисе, считается во многих сказаниях Фракийская Ниса, где он был царём. Здесь он вскормил и воспитал Диониса, которого посвятил во все знания и искусства, научив, между прочим, виноделию и пчеловодству, и с которым жил в теснейшей дружбе.

Воспитатель и кормилец Диониса, сопровождал его в походах. Ездит на осле.

Воспитан в Малее, наложник наяды. Отец Марона, Астрея и Ленея. Участник индийского похода Диониса.

По сказаниям, силен неохотно делится с людьми знанием будущего: для этого надо его поймать хитростью и силой заставить пророчествовать. Так, Мидас поймал силена в своих садах, смешав воду источника Инна с вином и напоив допьяна падкого до вина бога. Силен был пойман фракийскими селянами и отведен к Мидасу, Мидас 10 дней пировал с ним. Попав к царю во власть, силен открыл ему сокровенное знание о природе вещей и поведал будущее. “Рассказывается также какая-то побасенка о Силене, который пойманный Мидасом, вместо выкупа сделал ему этот подарок: он научил царя, что «не родиться есть высшее счастье для человека, а самое ближайшее к нему (счастию) — как можно скорее умереть» (Цицерон. Тускуланские беседы. I. ХLVIII. 115). Согласно Феопомпу, Силен рассказал Мидасу о большом материке, лежащем за пределами обитаемого мира.

На сцене силены выступали в мохнатых хитонах. Герою Силену посвящён LIV орфический гимн. Он действует в ряде сатировских драм, например в «Следопытах» Софокла, «Киклопе» Еврипида.

20. Сатиры, силены и фавны

Ещё до появления на Земле людей кентавры мирно жили бок о бок не только с нимфами, но и с другими двусущностными – сатирами, силенами и фавнами.
Хотя я не собиралась подробно говорить об этих лесных народах, которых мы обычно по-свойски называем «братцами», кое-что, наверное, всё-таки объяснить придётся. Ведь нас иногда путают с ними, называя типичного сатира кентавром. С другой стороны, обычный человек не различает силенов, сатиров и фавнов, а иногда и вовсе принимает их за чертей и начинает при виде их громко ругаться, размашисто креститься и кричать нечто вроде «изыди, сатана», чего делать, разумеется, не следует. Братцы вообще-то не агрессивны, но на грубое обращение могут обидеться и в отместку нашкодить.

Все лесные народы разумны, однако у этих разум сродни детскому. Временами они очень даже сообразительны – в том, что касается еды и всякого баловства, – но говорить с ними на отвлечённые темы бесполезно: в их ментальном и языковом тезаурусе такие категории просто отсутствуют.
Поэтому кентавры, поддерживая с братцами добрососедские и приятельские отношения, всё-таки посматривают на них слегка свысока, а те принимают это как должное, уважая кентаврическую премудрость.

Сатиры, силены и фавны происходят от разных древних богов и сами являются полубогами: убить их можно, но, если этого не делать, они могут жить едва ли не вечно.
Как известно, греки издавна чтили богов, от которых зависело благополучие земной природы: Пана, Приапа и Силена, считавшегося наставником более молодого бога, Диониса.
О Дионисе речь впереди, а о Приапе я говорить вообще не буду, – не только из-за того, что его изображения могут показаться непристойными (они непременно включают огромный эрегированный член), но и потому, что Приап, покровительствовавший размножению всякой плоти, не породил особого племени, и хотя кентавры его почитали, сам бог не проявлял какой-то особой привязанности к нашему народу, а кентавриды, насколько я знаю, не стремились к сближению с ним.

Читайте также:
Гадание мадам Ленорман — плод дара ясновидения

Древнейшим из великих богов был Пан, имя которого, по мнению некоторых, означало «Всё» – а по другой, более приземлённое, версии, происходило от греческого глагола «пао», что значит «пасти».
Происхождение этого бога покрыто тайной. Олимпийцы, как всегда, постарались запутать следы, сочинив о нём множество взаимоисключающих анекдотов, однако я полагаю, правы были те, кто считал, что Пан происходил от самой Геи или вообще не имел родителей – и в любом случае был куда старше Зевса.
Он изображался косматым, рогатым и козлоногим – и таким он действительно был. Ведь Пан появился на свет тогда, когда никаких людей даже в смутном предчаянии не существовало, и над умами не властвовал ни культ антропоморфности, ни производный от него культ изящной красоты, а для Бытия совершенно неважно, как кто-то выглядит, ибо самое Бытие, как и каждый отдельный человек, не видит себя со стороны и не оценивает свою наружность критически.

(Пабло Пикассо. Голова фавна).

Если отрешиться от предрассудков (или от эстетических канонов, возникших много тысячелетий спустя), то Пан может показаться даже прекрасным. Отнюдь не все нимфы разбегались от него в кусты или сигали в речку, как пресловутая недотрога Сиринга. Просто о тех, кто благосклонно делил с Паном полуденные удовольствия, мифов не сочиняли, или же эти мифы имели куда меньшее распространение.

Хотя повадки Пана были иногда дурашливыми и грубоватыми (так он, видимо, защищался от насмешек, а может, и сам был непрочь пошутить), его мудрость была сравнима с мудростью Хирона. Эти двое хорошо понимали друг друга и были друзьями. Хирон-то знал, что Пан владел такими тайнами бытия, о которых даже олимпийцы уже не имели понятия: он не заведовал природой – он ею был, и на самом деле с ним в родстве состояло всё сущее под Солнцем, а не только лесные боги, народы и твари.

(Михаил Врубель. Пан)

Кентавры глубоко чтили Пана и всегда приглашали его на свои празднества. Он же, в ответ, по-родственному любил их и нередко помогал им, выручая в опасных ситуациях: Пан, как известно, умел нагонять на людей и животных беспричинную жуть (то есть панический страх). Если преследуемый кентавр (и особенно кентаврёныш) догадывался вовремя воззвать к Пану, добрый и грозный Бог почти непременно приходил на помощь (если только не спал, разморённый зноем).

Из любви, из любопытства или повинуясь неодолимой божественной силе, Пану отдавались многие нимфы и смертные женщины, так что потомство его было весьма обширным. Имена некоторых сыновей и дочерей Пана известны; другие, ещё более многочисленные отпрыски, так и бегали по лесам, никем не узнанные и не названные.
Антропоморфные порождения Пана порою жили среди людей; козлоногие, естественно, предпочитали древесные чащи и горные луга.

Племя, происходившее от Пана, называют панисками (то есть «панчиками») или просто «панами» (с маленькой буквы). Пан бессмертен, но многие паниски смертны, если рождены в союзе со смертными матерями.
В Италии Пана приравняли к Фавну, а панисков чаще всего называли фавнами или сатирами, хотя далеко не все сатиры обладали козлиными ногами. Сатиров, живших в Греции, нетрудно спутать с родственным племенем силенов.

Лесной бог Силен «заведовал» в основном буйным цветением и плодоношением растений. Он не имел ни рогов, ни копыт, однако, по людским меркам, Силен был почти столь же уродлив, сколь и Пан: крутолобый, длинноухий, с приплюснутым носом, толстый, волосатый, он никак не соответствовал эллинскому идеалу мужской привлекательности.

(Питер Пауль Рубенс. Пьяный Силен)

Но разве мало мы знаем мужчин подобного типа, которые пользуются успехом у женщин благодаря обаянию совершенно иного рода, которое в наше время обычно называют «сексуальностью»? У Силена и его потомков этого добра было в избытке, и оно действовало на нимф магнетически. Особенно, если нимфы были пьяны, что сплошь и рядом случалось на дионисийских оргиях.
Силены были чрезвычайно шкодливы и похотливы, что с полной откровенностью присутствовало во всех их античных изображениях.
Лишь иногда можно встретить образ силена, тихо и мирно играющего на авлосе, и ни к кому не пристающего.

(Силен. Ваза из Лувра)

И так же, как среди нимф не было и не могло быть мужчин, так среди силенов, в отличие от козлоногих сатиров, не было и не могло быть женщин, – так что снисходительность нимф к этим неотвязным ухажёрам совершенно объяснима и простительна: друг без друга им пришлось бы туго.
Силены были друзьями и спутниками Диониса и шастали вместе с ним с пирушки на пирушку; большого вреда они никому не причиняли, разве что сильно шумели, нагло лезли к вакханкам или били по пьянке посуду.

Читайте также:
Линчетти — виновники ночных кошмаров и сонного паралича

Кентавры старались не слишком с ними сближаться, хотя, конечно, ни о какой вражде тут речи не было – нам нечего было делить, да и силены, вопреки своим буйным повадкам, не отличались ни мстительностью, ни обидчивостью (может, из-за того, что попросту не понимали многих слов и не держали услышанное в памяти). Думаю, что какие-то связи с силенами у нашего народа в древности всё-таки были, что сказалось на внешности некоторых кентавров, изображённых на греческих вазах и рельефах.

Силены, сатиры и фавны могли обитать в одной и той же местности – никакого антагонизма между ними не существовало. Как и кентавры, братцы могли иногда и поцапаться из-за девушки или добычи, но бой шёл до первой крови и никогда не кончался смертоубийством.

http://franz_von_stuck.tripod.com/Fighting_Fauns.jpg
(Франц фон Штук. Поединок фавнов)

А в иных случаях они трогательно помогали друг другу.

Добротолюбие лесных братцев простиралось и на кентавров, всегда отвечавших им взаимностью, и даже на людей, которые зачастую этого совсем не стоили.

Существует забавная басня, восходящая ещё к Эзопу, но пересказанная в стихах Лафонтеном.
Якобы, однажды сатир встретил в лесу голодного и замёрзшего путника и пригласил его к себе обогреться и пообедать. Сев к столу, человек подул на закоченевшие ладони. «Зачем ты это делаешь?» – удивился сатир. «Чтобы согреться», – ответил гость. Когда жена сатира принесла похлёбку, человек вновь начал дуть на свою порцию. «А это зачем?», – ещё больше удивился сатир. «Чтобы суп остыл», – пояснил человек.
«Будь проклято то дыхание, которое одновременно несёт и жар, и холод! Иди-ка ты, мил человек, своей дорогой», – рассердился братец и решил больше не иметь дело с людьми.

http://lemuel55.livejournal.com/889222.html#cutid1
(Гюстав Доре. Иллюстрация к басне Лафонтена «Сатир и прохожий»)

Басня, конечно, о человеческом двуличии. Но для меня она интересна тем, что Эзоп очень точно отразил психологию сатирьего народца. Значит, великий мастер притч общался с кем-то из них. Братцы и впрямь глуповаты (про физику и метафизику им рассказывать бесполезно), однако этический барометр у них работает чётко, и зла они сами не делают и вокруг себя не терпят.

В отличие от силенов, которым лишь бы попить и погулять, да девушек потискать, козлоногие сатиры и фавны обладали чисто сельской смекалкой и даже домовитостью, поскольку отвечали отнюдь не только за урожайность опекаемых ими угодий (силенам ведь было неважно, что вырастет и кто родится – бурьян ли, саранча, плющ, табун лошадей или стая шакалов, – лишь бы всё кругом плодоносило и размножалось). Сатиры, они же фавны, опекали лесную и полевую живность, иногда помогая пастухам собрать разбежавшееся стадо, иногда выручая заблудшую скотинку из лап хищника, или, наоборот, спасая от гибели зверя, выслеженного охотниками.

Сельские жители почитали лесных братцев и старались их не обижать, благодаря чему некоторые из них уцелели даже в христианские времена, когда им пришлось даже хуже, чем нам, по причине их рогатости и козлоногости. Всех сатироподобных существ не просто объявили демонами, а отождествили с чертями, хотя, видят боги, зла в них испокон веков не было, и до человеческих душ им не было ровно никакого дела. Когда люди в этом, наконец, разобрались (а прошло веков шестнадцать, если не более), сатиров почти не осталось: некоторых уничтожили, другие вымерли сами, лишённые возможности спокойно размножаться, третьи покинули привычные места обитания и удалились куда глаза глядят.

Впрочем, вплоть до 18 века, а где-то, может, и позднее, сатиры в европейских лесах ещё изредка попадались. Я сужу, опять-таки, по искусству, которое, наряду с привычными мифологическими сюжетами, преподносит нам иногда и явно не выдуманные сценки.
Так, например, итальянский художник 17 века Джованни Баттиста Кастильоне по прозвищу Грекино («Гречонок») запечатлел удивительный момент: юный пастух играет на шалмее пожилому сатиру. То ли перед нами сатир-учитель и человек-ученик, то ли, услышав искусную игру пастуха, местный сатир попросил юношу повторить красивую мелодию…

Что происходит на заднем плане, за деревом, разглядеть довольно трудно, но, по-моему, там кто-то пытается соблазнить нимфу или пастушку. Под музыку оно, конечно, сподручнее…

С козлоногими братцами, сатирами и фавнами, кентавры общались охотнее, чем с силенами, поскольку они были более вменяемы, хотя, положа руку на сердце, умом также не славились, и говорить с ними о чём-то, кроме телесных потребностей, было невозможно. Ну да, они хорошо играли на духовых инструментах, однако в теории музыки не разбирались совершенно, и недаром Аполлон их недолюбливал, а к некоторым из них, вроде Марсия, питал жестокую ненависть.

Лесные братцы отличались друг от друга ещё и тем, что у силенов женских особей не было, а у козлоногих народцев были.
Женская часть панисков выглядела куда изящнее и привлекательнее мужской, невзирая даже на шерсть и копытца.

Читайте также:
Оберег от сглаза и порчи своими руками

http://en.wikipedia.org/wiki/Satyress
(Клодион. Сатиресса с сатирёнком)

Правда, очень мало кому из людей доводилось встретить в лесу сатирессу.
В отличие от мужчин своего племени, они крайне пугливы и недоверчивы, особенно матери с маленькими детьми. Свойственный всем козлоногим недостаток сметливости возмещается у них избытком осторожности. При малейшем шорохе в кустах они стремглав бросаются прочь, и зачастую охотник или пастух просто не видит, чьи копыта и чья шкура мелькнули в дебрях дикого леса. А бегают эти существа быстро, и способны как совершать огромные прыжки, вроде кенгуриных, так и ловко карабкаться по скальным кручам и, если уж совсем некуда деться, влезать на деревья, цепляясь хваткими руками.

В лесу козлоногим красавицам бояться, в общем, некого, но вблизи от людских поселений они стараются не показываться или прячутся днём в пещерах и густых зарослях, выходя порезвиться или подышать свежим воздухом только на заре или в сумерках.

Поэтому подлинных изображений сатиресс ещё меньше, чем изображений кентаврид. Из античных мне припоминаются только итальянские, да и то поздние, а в какой мере достоверны рисунки, картины и статуи Нового времени, сказать не берусь. Некоторые из них могут быть плодом фантазии, хотя, думаю, далеко не все: сюжеты кое-каких произведений явно не выдуманы, а подсмотрены.
Так, Джованни Баттиста Тьеполо углядел забавную семейку, возвращавшуюся ранним утром с какой-то развесёлой гулянки – может, свадьбы или сельского празднества. Пьяный отец семейства рухнул под ветхим забором, а его красавица-жена, разрешив ему немного передохнуть, упрашивает непутёвого супруга продолжить путь, пока дорога пустынна – лес-то совсем рядом, и детёнышу давно пора домой…

Удивительным образом Доменико Тьеполо (сын Джованни Баттисты) где-то подстерёг и совсем редкостную парочку – кентавра и сатирессу, – которые были настолько поглощены своим любезничаньем, что совсем утратили бдительность (а между тем это был 18 век, и хотя к двусущностным тогда относились терпимее, нежели раньше, такие встречи могли закончиться не очень хорошо)…

Возможно, что именно от подобных союзов могли рождаться рогатые кентавры, хотя обычно у кентавров никаких рогов не было – этим украшением их могли наградить только фавны, причём именно италийские (у них рога были длиннее, острее и торчали вверх).

Как и кентавры, сатиры жили не стадами и не племенами, а семьями, собираясь вместе лишь по праздникам или для каких-то совместных занятий вроде сбора урожая. Возделыванием садов и полей они не занимались, но если находили щедро плодоносившую рощу или богатую борть, то обычно звали собратьев полакомиться и запастись излишками на зиму.

(Пьеро ди Козимо. Открытие мёда).

Браки сатиров между собой носили обычно временный характер, как у животных, но скандалов на этой почве никогда не возникало: как только супруги или сожители надоедали друг другу, они мирно расставались, и каждый вскорости находил себе другую пару; наличие детёнышей при этом никого не смущало. Оно, напротив, приветствовалось: опытная в любви и плодовитая сатиресса возбуждала всеобщее восхищение.

В древности любовные союзы кентавров с сатирами вообще не считались браками, а рассматривались как случайные связи или как дань самой природе, олицетворением которой козлоногие, собственно, и являлись. Спознаться с силеном или сатиром на каком-нибудь всеобщем празднике не считалось зазорным, но, если впоследствии рождался козлоногий детёныш, его обычно отдавали на воспитание братцам. Там он чувствовал себя естественнее, и никто не попрекал его незаконным рождением.
Несколько хуже приходилось козлоногому кентавру, у которого вдруг оказывалось четыре нижних конечности, а копыта были раздвоены. Он был слишком непохож на родню ни с той, ни с другой стороны, – более того, такие гибриды часто оказывались стерильными и не могли дать своего потомства. Кентавры их стыдились и старались тотчас же после рождения унести в лес, ибо чадолюбивое благодушие сатиров распространялось и на мутантов. Их охотно принимали в племя и позволяли жить в своё удовольствие, сколько отмерят судьба и великие боги.

Семейные или любовные пары «сатир и нимфа», напротив, встречались довольно часто и могли быть весьма устойчивыми, ибо сатиры просто боготворили своих прекрасных подруг. При всей своей умственной недалёкости сатиры очень любили детей (это было их врождённым свойством), и, пока те были маленькими, отцы о них заботились не менее нежно, чем матери.

http://www.albrecht-durer.org/Satyr-Family.html
(Альбрехт Дюрер. Семья сатира)

Дети нимф и сатиров нередко рождались антропоморфными и очень хорошенькими. Отсюда – многочисленные сказки о прекрасных младенцах, найденных охотниками или путниками в густом лесу; зачастую это были совсем не человеческие подкидыши, а дети нимф, оставленные ненадолго без присмотра родителей. Впрочем, зная о привычке людей хватать и тащить всё, что не ими положено, нимфы и сатиры старались не отлучаться от семейного гнёздышка.

(Альбрехт Альтдорфер. Пейзаж с семьёй сатира. Фрагмент)

Читайте также:
Сила Берегини — тайные знания славянских хранительниц семьи

Когда нимфа по-каким-то причинам погибала, влюблённый в неё сатир подолгу бывал безутешным. Любить лесные братцы умеют. Они вообще обладают большой сердечной отзывчивостью и всегда готовы искренне оплакивать утраты ближних, даже если лично их они не касаются.

(Пьеро ди Козимо. Смерть Прокриды)

Если сатиры и фавны могли иногда относиться к нимфам слишком фамильярно, то делали это не со зла, а по простоте душевной. Ведь сатиру, всегда готовому возбудиться и совокупиться с красивой самкой, совершенно непонятно, как это ей может не хотеться того же самого. И если козлоногий набрасывается на спящую нимфу, он чаще всего не имеет в виду грубое насилие, а надеется обрадовать её приятным сюрпризом.

Иногда (опять же, по недомыслию и самоуверенности) козлоногие братцы отваживались посягать на богинь – и даже на Афродиту…

(Себастьяно Риччи. Венера и сатир)

В свою очередь, одинокому сатиру могло здорово влететь от нимф, если он попадался им под руку, и тогда оставалось лишь терпеть тумаки и брань, смиренно прося прощения.

Силены — спутники Вакха, родственные сатирам

  • Главная
  • Пантеоны
    • Древний Египет
    • Древняя Греция
    • Древний Рим
    • Скандинавские боги
    • Славянские боги
    • Японские боги
    • Другие боги
  • Фильмы
  • Книги
  • Путешествия
  • Прислать материал
  • Разное
    • Разные материалы
    • Пьесы
  • О нас
  • Карта сайта

Поиск по сайту:

Новые статьи

  • Немного юмора. Античные частушки. 18+
  • Парфенон – древний храм в честь Афины
  • Самые знаменитые боги секса. ч.3
  • Самые знаменитые боги секса. ч.2
  • Поликрат – любимец фортуны
  • Приам – “подарок” для Париса
  • Василиск – мифологическое чудовище с головой петуха
  • Женская любовь и верность в образе Пенелопы
  • Пигмалион в мифах Греции
  • Пирифой – могучий царь лапифов
  • Статистика

    Силен, греч. — воспитатель бога вина Диониса и постоянный член его свиты.

    Силен, греч. — воспитатель бога вина Диониса и постоянный член его свиты.

    О его родителях мы не знаем ничего определенного: некоторые утверждали, что Силен возник из крови оскопленного Урана, другие считали его отцом Гермеса или Па­на, а матерью — Кибелу, большинство же авторов даже не пыталось выяснить его происхождение. О молодости Силена нам тоже ничего не известно, в мифах он предстает уже стариком. Пузатый и лысоватый Силен был всегда весел, простодушен и пьян. Своего разума он не пропивал, хотя и пил неразбавленное вино (а это считалось у гре­ков варварским обычаем), но вследствие постоянных попоек ноги плохо служили ему, поэтому он предпочитал ездить на осле. Лучше всего Силен чувствовал себя в ком­пании бога вина Диониса, или Вакха, чьим верным почитателем он был всегда. Но Силен охотно проводил время и в обществе Пана, сатиров и нимф, а также в кругу похожих на него существ, которые словно унаследо­вали конский хвост и конские уши Силена Из-за этого сходства их тоже называли силенами и считали сыновьями старика Силен, которого в этом случае называли Паппосиленом, т. е. «папашей Силеном». Часто силенов валили в одну кучу с сатирами, и тогда старого Силена считали старейшиной сатиров.

    Известно несколько историй о приключе­ниях Силена. Одну мы знаем из статьи «Мидас». Вторая относится к временам гигантома- хии (мятежа гигантов против олимпийских богов). По какой-то случайности Силен оказал­ся рядом с полем боя, и когда гиганты услышали рев его осла, они в страхе раз­бежались, несмотря на всю свою силу и от­вагу. Третью историю рассказывает Верги­лий в шестой эклоге своих «Буколик»: два молодых пастуха нашли пьяного Силена в пеще­ре, с помощью наяды Эглы в шутку связа­ли его и обещали отпустить только тогда, когда он споет им песню. Силен не рассердился на них, не обиделся и спел им песню о нача­ле мира, о том, «как в пустом безбрежном пространстве/Собраны были земли семена, и ветров, и моря,/Жидкого также огня; как зачатки эти, сплотившись,/Создали все; как мир молодой из них появился» — и заодно вплел в свой рассказ еще добрую дюжину других мифов.

    Старик Силен и силены изображены на мно­жестве ваз, на помпейских фресках, в виде небольших статуэток. Из статуй прежде всего отметим «Пьяного Силена» из Помпеи (начало н. э.), римские копии эллинистичес­кого «Силен с младенцем Дионисом» и «Силен с младенцем Зевсом» — римскую копию греческой статуи 3 в. до н. э.

    Из многочисленных произведений евро­пейских художников нельзя не упомянуть «Вакха, играющего с С.» А. Карраччи (кон. 16 в.), «Триумф С.» Ван Хемскерка (сер. 16 в.), «Пьяного Силена» Рубенса (1618 — 1620) и Ван Дейка (примерно того же времени), «Силен с нимфой» Коро (1837).

    У Пушкина в «Торжестве Вакха» (1818): «Младые нимфы и сильваны,/Составя шумный хоровод,/Несут недвижного Си­лена…»

  • Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: